Коротко
Главная / Новости / Загадки «Нового величия» требуют немедленных ответов

Загадки «Нового величия» требуют немедленных ответов

  Следствие по делу организации «Новое величие» постепенно превращается в скандальную историю, к которой имеется ряд серьезных вопросов. От ФСБ, прокуратуры и суда требуются ответы, ведь сторонники версии о «провокации спецслужб» уже прямо сравнивают действия нашего государства с методами исламских террористов.

Полгода назад в Москве были арестованы девять человек – их подозревают в создании экстремистского сообщества «Новое величие». Семь мужчин и две девушки – из столицы и Подмосковья – по версии следствия, создали в ноябре прошлого года организацию, которая ставила целью свержение конституционного строя, «участие в народных восстаниях, революционных действиях, в столкновении с представителями действующего в России режима». Как показал при первом допросе Руслан Костыленков, которого следствие считает лидером «Нового величия»:

«Целью организации было восстановление порядка на территории Российской Федерации, организация трибунала над членами правящей верхушки, отмена репрессивных действующих законов, Конституции…».

Как говорится в материалах следствия, для пропаганды своих взглядов активисты создали телеграм-канал, паблик «ВКонтакте» и чат, также они время от времени встречались в офлайне, печатали и раздавали листовки и даже съездили на заброшенный полигон в Подмосковье, чтобы пострелять из карабина и потренироваться в метании и изготовлении коктейлей Молотова.

За те полгода, что арестованные сидят в СИЗО, шум вокруг дела только нарастает. Два месяца назад к генпрокурору Юрию Чайке обратились три депутата Госдумы от КПРФ, попросивших проверить законность действий оперативников и следователей, работающих по уголовному делу движения «Новое величие» в связи с появившейся информацией о том, что эта организация была создана в результате провокаций сотрудников спецслужб:

«У нас нет доступа к материалам дела, поэтому мы не торопимся утверждать, что была провокация преступления. Но если сведения СМИ верны, необходимо срочно защитить молодых людей и девушек, которых уже посадили в СИЗО и которых только готовятся посадить».

В июле уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова выступила за смягчение меры пресечения для двух девушек – Марии Дубовик и Анны Павликовой.

А после того, как в прошлую пятницу суд продлил на месяц арест самой младшей из подозреваемых, 18-летней Анны Павликовой, дело комментировали уже и в Кремле. Отвечая на вопрос об обращении к президенту, в котором содержался призыв перевести Павликову под домашний арест, пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков сказал:

«Обращение было, на контроле держат, но идет судебный процесс, поэтому президент не может в него вмешиваться никак. Об этом не может быть и речи, он не может высказывать своих каких-то суждений. Это шло бы в противоречие с действующим законодательством».

При этом реакция части либеральной общественности на дело «Нового величия» приобретает уже характер чрезвычайно радикальный. Понятно, что сразу же заговорили о 37-м годе, о сознательном запугивании несогласных, о терроре. Но вот что пишет как бы респектабельный «Коммерсант»:

«Арест и суд над показательно невиновными тинейджерами – показательно античеловеческий спектакль. Его участники показательно играют роль не людей. Других…

Запредельная жестокость, запредельная беззаконность, запредельная демонстративность – изумляют….

В данном случае в борьбу с тинейджерами перенесены приемы борьбы с исламским террором.

В истории военных действий или войны спецслужб часто бывает, что противники учат друг друга тактике боя. Мне кажется, силовые структуры переняли у тех, с кем боролись, тактику публичного длящегося теракта…

Но важна квалификация этих действий государства как теракта. Этот тезис должен быть в информационном поле. Государство – это легитимное насилие. Совершая теракты, оно выигрывает в эффективности, но теряет легитимность. Это очень опасно для него самого. Важно, чтобы оно это осознало».

Почему же часть нашей интеллигенции опять повторяет то, что говорили и писали в 19-м веке их революционные предшественники: о том, что государство – это не просто враг, а сознательный губитель собственного народа, сила, которая хочет держать всех в страхе, и поэтому можно и нужно вести с ним борьбу не на жизнь, а на смерть? Откуда это приравнивание своего государства к оккупантам, наделение власти инфернальными чертами – что в 19-м веке, что в 20-м, что сейчас? Что же наше государство им сделало на этот раз?

В СМИ активно распростарняется информация, что «Новое величие» было создано в результате провокации спецслужб – якобы некий Руслан Д., чьи показания есть в деле, был специально внедренным в него сотрудником. В протоколах допроса указано другое имя – Константинов Александр Андреевич, а все другие сведения о его личности отсутствуют. И хотя все рассуждения о том, что он сексот, строятся только на догадках адвоката одной из обвиняемых, либеральная общественность приняла это за абсолютную истину.

Более того – уже называют еще одного, а то и двух участников «Нового величия», якобы внедренных в него органами. Из чего и следует категорический вывод – органы создали-спровоцировали экстремистскую организацию, а теперь с помощью суда над ее участниками-детьми хотят запугать все население России. А вы как думали?

Параллельно раскручивается тема «они же дети» – из Анны Павликовой уже сделали «жертву режима». Репортажи из семьи «девочки с хохлатыми попугайчиками», описания зверского обыска у нее в доме, рассказы о болезнях, которые она уже заработала в СИЗО – все это накручивает публику, и призывы «Верните девочку маме!» поддерживают уже даже самые далекие от политики люди.

В деле «Нового величия» действительно есть странности – но при чем здесь запугивание и государство-террорист? Кого хотят запугать  страшные чекисты – людей, которые рассуждают на кухнях или в чатах о политике? Но это вся страна – посмотрите соцсети и прессу. Миф о страшных органах, желающих навести в стране террор против инакомыслящих, существует только в воспаленном сознании части либеральных «борцов с режимом» – все их страхи вызваны лишь их собственными страхами и комплексами.

Проблема в том, что, при всей невинности Анны Павликовой, она угодила в плохую компанию – последователей Вячеслава Мальцева. Этот «революционер» и провокатор (но не спецслужб, а по собственной натуре) сбежал за границу задолго до того, как назначенная им на 5 ноября 2017 года в России революция не случилась. Для нее он создавал сообщество «Артподготовка» (позже запрещенное в России), агитировал (как обычно – распространяя ложь и фейковые новости) и провоцировал – а когда обещанный «конец света» не случился, его сторонники пошли гулять по Сети, создавая новые чаты и группы. Одним из сторонников Мальцева был и Руслан Костыленков, а Мария Дубовик создала чат «Идем в кафешку 10.11», из которого и выросло «Новое величие».

Кем были его участники? Обычными юношами и девушками – объединенными недовольством властью и жизнью. Хотели ли они убивать и взрывать? Нет, просто хотели поговорить, поиграть в революционеров. Но чем должны заниматься спецслужбы? Следить за возможными экстремистскими организациями – в том числе и на стадии их зарождения. Рискну предположить, что кто-то из «революционеров» уже был на примете у Центра «Э» – например, тот же Костыленков, как активный мальцевец. И когда органы засекли его новую активность, они могли подключиться к ней, чтобы вести – вот тогда сначала в чате, а потом и в организации и появился Руслан Б. Он потом и написал устав организации, и стал одним из ее руководителей.

И вот тут начинаются самые главные вопросы.

Отменяет ли участие в организации внедренного сотрудника спецслужб преступность намерений ее участников? Даже не юридически – морально? Потому что юридически органы не имеют права провоцировать на противоправные действия – даже в благих целях вывести на чистую воду заговорщиков.

В федеральном законе «Об оперативно-разыскной деятельности» прямо сказано, что органам и должностным лицам запрещено «подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий (провокация)». Несколько лет назад Верховный суд, разбирая судебную практику рассмотрения уголовных дел, связанных со сбытом наркотиков, отметил, что значительная их часть возбуждается в результате оперативно-разыскных мероприятий (проверочных закупок):

«Из этого следует, что действия покупателя, по существу, были спровоцированы. Подобное вмешательство и использование в уголовном процессе доказательств нарушают принцип справедливости судебного разбирательства».

Тогда же всем судьям рекомендовали в каждом случае, когда в качестве доказательств используются результаты оперативно-разыскной деятельности, оценивать, насколько законно действовали оперативники.

То есть в деле «Нового величия» сначала прокурор, а потом и судья должны оценить – был ли вклад Руслана Б. (если он был сексотом) в становление и формирование организации важным, а то и ключевым, или нет.

И если был – быстро отреагировать на это. Но как именно – ведь суда еще не было? Например, прокурор может вмешаться в работу следствия – если он видит, что закон явно нарушен. Да и у судьи есть все материалы следствия – так что, ознакомившись с ними, он может вынести решение, например, об изменении меры пресечения. Эта тема вообще не связана с темой провокации спецслужб – так что если понятно, что та же Павликова просто участвовала в собраниях, то какой смысл держать ее в СИЗО?

Дело «Нового величия» стало уже таким громким и резонансным, что не только следователи, но и прокурор с судьей не могут не понимать свою меру ответственности – и должны ответить на высказываемые претензии. Десять дней назад Верховный суд уже затребовал к себе арестное дело Павликовой – но главные вопросы не к нему, а к следствию как таковому. Если выяснится, что оформлению «Нового величия» активно способствовали спецслужбы, это будет всячески использовано против нас – не против власти, а против нас всех. Потому что как раз те силы, которые реально вынашивают планы «революции», будут всячески раздувать тему «государства-террориста», сознательно работая на провоцирование ненависти к власти и смуты.

Если же выяснится, что спецслужбы лишь следили за организацией, никто из обличителей не скажет им спасибо – все равно будут твердить про «невинных детей». Точно так же, как в свое время оправдывали сначала народовольцев, а потом эсеров. Которые тоже сначала только рисовали проекты революций – и лишь потом убивали царя, министров и городовых. Под аплодисменты или как минимум при сочувствии столичных либеральных обличителей «кровавого царизма».

Что касается Анны Павликовой и Марии Дубовик, руководствуясь принципами гуманизма, возможно, стоит отпустить их под домашний арест уже сейчас. И вести дальше разбирательство, чем в действительности является дело «Нового величия».

Нужно ли смягчить меру пресечения для фигурантов дела «Нового величия»?

167 голосов321 голос

Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

Источник: vz.ru