Главная / Новости / Василий Орлов: Сделать все, чтобы люди оставались

Василий Орлов: Сделать все, чтобы люди оставались

  «Государство на Дальнем Востоке предпринимает не просто серьезные – титанические усилия, чтобы здесь шло мощное, прорывное развитие», – говорит и. о. губернатора Амурской области Василий Орлов. Глава региона наглядно показал спецкору газеты ВЗГЛЯД, почему люди уезжают из области – и что нужно сделать, чтобы они вернулись.

– Извините за жесткость, – говорит жителям Ромненского района Василий Орлов. – Разозлили с утра.

Утром в Благовещенске заседала комиссия. Предмет – трансграничная канатная дорога над Амуром, Благовещенск – Хэйхэ. Проект в Амурской области ведут последние лет пять, вроде выходят на реализацию. Но, объясняет и. о. губернатора, возникли вопросы к инвестору. Вопросы самые банальные: а сможет ли потянуть.

– Я почему разозлился: ну нет денег – зачем лезть в проекты международного масштаба? – говорит Орлов. – Лицо страны же. Начнем ковыряться, закончатся деньги, будем вынуждены тащить этого инвестора, как упирающегося осленка за узду… Нет денег – нечего лезть. Принципиальный вопрос. Точка. Найдем другого инвестора.

– Но канатке быть?

Стопроцентно. Канатке – быть. Когда-то, еще будучи министром экономики Амурской области, я считал техническое обоснование этого проекта. Стоит он около двух с половиной миллиардов, вполне окупаемый. Даст хороший пассажиропоток: однодневный, двухдневный туризм. В Хэйхэ отличный аэропорт, на такой аттракцион со всей Поднебесной туристы слетятся.

Малороссия Дальнего Востока

В дипломе у Василия Орлова значится «преподаватель, референт-переводчик». Язык – китайский: и. о. главы Амурской области – кажется, единственный из коллег, кто умеет на нем говорить. Ценно и само по себе, и тем более для региона, где Россия и Китай смотрят друг на друга с набережных Амура – а если для соседей, то Хэйлунцзяна. Но и канатка, и грядущий полноценный трансграничный мост, и сама жизнь с Китаем за рекой – отдельные темы для отдельного репортажа (ждите в сентябре).

Международный мост через Амур с китайской стороны (фото: instagram.com/va.orlov)

Международный мост через Амур с китайской стороны (фото: instagram.com/va.orlov)

А пока – за окном Ромны, основанные в 1900-е крестьянами из Малороссии. В частности – переселенцами из нынешней Сумской области Украины, откуда топоним и переехал вместе с людьми. В основном – такими же дальневосточниками, как и Орлов: четвертое поколение, если вести отсчет с «дальневосточных гектаров» от премьер-министра Петра Столыпина.

К восьми тысячам жителей Ромненского района ведет убитая грунтовка в сторону от федеральной трассы. Два десятка километров, на контроле уже пять лет. «Среди чиновников злодеев нет» – один из любимых ответов Василия Орлова на многие «Почему?». В данном случае мешает цена вопроса: около 700 миллионов рублей, и этих денег в региональном бюджете нет. А собственных доходов у ромненцев – чуть более четверти.

На сцене дома культуры – и. о. губернатора, несколько региональных министров и большой экран с остальными коллегами по областному правительству. Видеотрансляция, полагает Орлов, куда эффективнее, чем выезжать всем амурским кабмином за несколько сотен километров: расстояния в «Амурке» большие, путь Благовещенск – Ромны не исключение.

– Эти животные проходят всюду, топчут, ломают, – продолжает отчет о текущих районных проблемах глава администрации Ромненского района Анатолий Опаленко. – Ходят целый день и очень часто пропадают. Нужны более жесткие меры к нерадивым хозяевам, которые отпускают своих животных.

– Когда в Ромнах будет баня? – кричат из зала. – С 1 мая баню закрыли, и помывке конец.

– Скоро… – отвечает Опаленко. Обычная коммунальная история: долги в три миллиона рублей – отопление, электричество; новые хозяева; тяжелые переговоры о долговом наследии….

– Точнее? – вступает Василий Орлов. – Так, на аппаратный контроль.

Несколько голов из Благовещенска утвердительно кивают со сцены ромненского ДК.

– Зачем объединили педиатрию и терапию? – на повышенных тонах спрашивают областную власть из зала. Тут крыть нечем: объединили. А скоро еще и один из корпусов Ромненской районной больницы под жилой фонд отдадут. Потому что квартир – для тех же молодых специалистов, тех же врачей – не хватает, а детские койки стоят пустыми по 100 дней в год. Тратиться на их содержание – или все же ужаться и сэкономить? Вопрос, полагает Василий Орлов, в том, какой из вариантов ответа помогает дальнейшему развитию. Или хотя бы не мешает ему.

«Вокруг космодрома будет полноценный город»

Василий Орлов: Вот вам яркий пример – уже не ромненский, но не менее показательный. Населенный пункт на 200 человек. Пункт этот постоянно затапливается. Нужно 600 миллионов рублей на дамбу, берегоукрепительное сооружение. При этом каждый год – отток, отток, отток людей оттуда.

ВЗГЛЯД: Куда едут?

В. О.: Проблема не только Дальнего Востока, а общемировая тенденция: экономика мегаполисов. Все стягивается к крупным городам, за редкими исключениями. И у нас, и в Китае, и в Европе.

Или возьмем бамовские поселки – ту же Тынду, знаменитую на весь Союз. В советское время были спланированы и построены мощные котельные с большим расходом топлива – для крупных муниципалитетов. Сейчас они не нужны, но без них не обойтись. И, соответственно, без дотаций тоже. Нагрузка на бюджет?

ВЗГЛЯД: Если нет развития, то разумеется.

В. О.: Так есть и развитие! Вот Циолковский – ЗАТО близ космодрома Восточный. Там только что построена котельная на куда больший город, чем есть сейчас. 180 миллионов в год дотаций – разница между тем, что люди платят, и тем топливом, которое там будут жечь. Но при этом город развивается, и есть перспектива, что котельная выйдет на самоокупаемость – потому что вокруг космодрома будет полноценный город.

А есть населенные пункты, где огромные котельные, но людей с каждым годом все меньше. И бросить мы не можем ни пункт, ни котельную. Что является огромной проблемой – прежде всего для ЖКХ.

ВЗГЛЯД: А если – как вариант – предложить людям переселяться внутри региона?

В. О.: Не комильфо – раз. Политически безграмотно – два.

С точки зрения политики, новостей дня – хорош тот губернатор, который открывает населенные пункты. А не тот, который закрывает.

Хотя за два–три года субсидий можно спокойно этим людям купить квартиры где-нибудь на юге.

ВЗГЛЯД: И как поступать?

В. О.: Не готов на себя принимать такие решения. Все это надо обсуждать. С жителями поселков – это в первую очередь. Как и с коллегами. Не быстрое решение, точно не на ближайшую перспективу. По моей логике, все это должно быть добровольно. Это раз. Два: нужно понимать – и, соответственно, выверять – сколько людей останется в регионе. Очень часто бывает, что люди получают выплаты и остаются, но и с этими людьми необходимо считаться.

ВЗГЛЯД: Таких много?

В. О.: Достаточно. Пример: Мазановский район, многодетная семья. Подтопления регулярные – и сейчас, и пять лет назад. В 2013 году получили компенсацию, купили дом в другом месте, потом его продали. Живут все там же – и, разумеется, оказались в нынешнем составе подтопленцев. В очереди на компенсацию.

ВЗГЛЯД: С какой стати, простите?

В. О.: Формально да. Но что вы нам-то делать прикажете? Сказать: «Вы уже получали»? По-человечески это будет неправильно… Так что кто куда переедет, и переедет ли – вопрос не быстрый, и обсуждать его надо с самых различных сторон. А лучше – сделать все, чтобы люди оставались.

«Сначала перестаньте пить»

Свободненский район, Амурская область. Дорогу преграждают два черных внедорожника – с мигалками и транспарантами «Большая ширина». За ними, вдоль по трассе – сигарообразные силуэты. Дальше не проехать, нужно в объезд – опять же по грунтовым проселкам. Петляя минут десять, выходим в тыл кавалькаде – к двум таким же черным замыкающим. Только на транспарантах – «Большая длина».

«Если ракеты – то почему целиком, в сборке?» Мысль вполне допустимая, если учесть, что космодром Восточный расположен как раз неподалеку (о космодроме – и о жизни вокруг него – ВЗГЛЯД тоже напишет в сентябре). Но «Большая длина» и «Большая ширина» – это про оборудование для Амурского газоперерабатывающего завода (ГПЗ). Две колонны: самая маленькая – 120 тонн, и самая большая – на 860. Идут чинно, благородно, со скоростью несколько метров в минуту.

К вечеру колонны появятся на площадке, где – помимо прочего оборудования – кран на 1600 тонн, один из четырех мощнейших в мире. Костяк строителей – судя по госномерам на технике – из Ямало-Ненецкого округа. Скорее всего, недавно покинули Сабетту – где в прошлом году сдали первую очередь завода по сжиженному природному газу.

А этот завод – один из крупнейших в мире – станет на магистральном газопроводе «Сила Сибири». По Амурской области – треть маршрута, более 850 километров. После переработки в Китай пойдет метан, российскому потребителю – гелий, сжиженные пропан и бутан. Первая очередь – уже через три года, инвестиций в ГПЗ – более 800 миллиардов рублей.

ВЗГЛЯД: Осталось понять одно, Василий Александрович: почему сам город Свободный – где, в частности, будут жить и работать пять тысяч сотрудников ГПЗ – пока что ничего от этого технологического прорыва не получил. И выглядит много хуже большинства российских городов, считающихся депрессивными.

В. О.: В Свободном я жил в 80-х: отец служил в пехотном полку, который прикрывал ракетные части. Пусть не обидятся коллеги, но и тогда этот город не сильно впечатлял – хотя в нем было 80 тысяч населения, а не нынешние 53. И военные. И ряд оборонных производств.

ВЗГЛЯД: И финские сапоги в магазинах.

В. О.: И чего только не, какого только дефицита не было. А вот – не впечатлил уже тогда, по сравнению с Благовещенском… Но сегодня у Свободного перспективы – огромные. Есть два города президентского внимания: Комсомольск-на-Амуре и Свободный. По Свободному работает проектное агентство «Стрелка» – и очень качественно, с современным европейским взглядом, лучшими практиками. Тут вам и перспективное пространственное развитие, и комфортная городская среда, и коммунальная инфраструктура, и безопасность… Все есть.

ВЗГЛЯД: Тоже денег нет?

В. О.: Тут как раз есть! В случае со Свободным государство дает достаточное количество денег, чтобы эти футурологические проекты реализовать…

То, что Свободный сильно отстает от желаемого – это бесспорно. Но самое главное, что там есть – это перспектива. Два грандиозных проекта рядом: трубопровод «Сила Сибири» и газоперерабатывающий завод. Специалисты говорят, что одно место в энергетике дает до 20 вакансий вокруг – сфера услуг, торговля, транспорт и так далее. Плюс семьи. И, что важнее всего, по мнению инвесторов, кадры выгоднее готовить здесь, чем привозить и релоцировать. Естественно, готовых специалистов сейчас тут нет – в Амурской области никогда не было нефтехимии. Но и у Газпрома, и у «Сибура» – планы по созданию грандиозной образовательной системы.

ВЗГЛЯД: Планы есть. И планы на местных есть. Но – как практически открытым текстом говорят потенциальные инвесторы – «сначала перестаньте пить и наматывать судимости». Учитывая традиции Свободного – центра Бамлага, Амурлага, а потом и Свободлага – не всем под силу.

В. О.: Не готов согласиться с этим тезисом – для начала из патриотических чувств. Да, темы есть, и проблемы есть. Хотя я не могу, исходя из статистики, сказать, что Амурская область – более пьющая, чем прочие регионы. К тому же, когда есть работа, появляется смысл жизни, и выпивка уходит на второй план.

ВЗГЛЯД: Соответственно, перед нами проблема курицы и яйца. Где найти должное количество первых «чистых», чтобы они вытянули за собой остальных.

В. О.: Для того и готовится система подготовки кадров, чтобы подтянуть прежде всего молодежь. Приучить их к интересному делу – до разочарования в жизни, за которым обычно следуют и бутылка, и ходка. Переоценить эти проекты в социальном плане – и ГПЗ, и «Силу Сибири», и тот же космодром Восточный, и чуть более отдаленный во времени газохимический завод – никак нельзя.

«Государство предпринимает титанические усилия»

ВЗГЛЯД: Когда ввели ЕГЭ, из Благовещенска стали массово уезжать выпускники. Школы тут всегда были хороши, «балльников» поставляют немало. За ними и мамы-папы потянулись в остальную Россию – «на Запад», как принято говорить. Что делать с теми, кто хочет не просто нового уровня жизни, но и нового качества работы на Дальнем Востоке?

В. О.: Только развивать экономику. Тогда те, кто уезжает за хорошим образованием «на Запад», станут возвращаться за хорошей работой домой. Как технократ, при этом, вновь подчеркну: люди тянутся в мегаполисы – не только у нас, но и во всем мире. Нравится нам, не нравится, но это так.

ВЗГЛЯД: А с точки зрения чиновника, призванного развивать Дальний Восток?

В. О.: А с этой точки зрения мы все гребем против течения. Государство на Дальнем Востоке предпринимает не просто серьезные – титанические усилия, чтобы здесь шло мощное, прорывное развитие.

ВЗГЛЯД: А если конкретнее?

В. О.: Если говорить об Амурской области, то здесь все относительно ясно. Есть шесть ключевых направлений. Три традиционных: сельское хозяйство, добыча полезных ископаемых, энергетика. Мы – энергоизбыточный регион: не на каждой реке можно поставить электростанцию. А на наших реках – три мощнейших ГЭС, и в советское время планировали построить еще пять… Два направления – новые: космическая деятельность и газонефтехимия. И шестое направление – туризм. В перспективе – отличная точка роста. У нас две магистрали, Транссиб и БАМ. Отличные перспективы по золоту: у нас запускается второй в России автоклав. Вещь серьезная, дорогая, региональный инвестпроект – с большими льготами…

ВЗГЛЯД: А результат?

В. О.: Прелесть автоклава в том, что через него можно пропускать так называемые упорные руды – и добывать золото из них. Продолжим давать по 20 тонн в год, не снижая добычи и не беспокоясь о том, как поживают многократно перемытые золотоносные пески. Тот случай, когда видно, что помощь не по карманам рассовывается – а вкладывается в производство. Которое обеспечит казну налогами, а нас всех – рабочими местами на долгие годы. Как и остальные прорывные проекты.

В этом плане у нас, у страны – все готово, все будет.

Зона особого внимания

– Здесь 345 подписей, – торжествующе объявляет один из фермеров. Собрание в Ромнах дошло до проблемы дороги – той самой, 20 км убитого грунта. – Этот участок должен быть сделан в ближайшее время!

– Сколько у вас гектаров? – вдруг спрашивает Василий Орлов, не обращая внимания на аплодисменты. – 12 тысяч, понятно… И половина в аренде… А сколько вы платите за аренду, простите? 500 тысяч рублей в год? А теперь скажите мне, сколько бюджет недополучает от этой вашей аренды… Нет, мы не пересматриваем льготную ставку. И пересматривать не будем. Просто и региональный, и муниципальный бюджеты жалуются на недостаток средств. Так давайте хотя бы будем понимать, из чего он складывается. Помимо прочего.

– Извините за жесткость, – говорит Василий Орлов, обведя взглядом собравшихся.

ВЗГЛЯД: Не слишком ли резко объясняетесь с народом?

В. О.: Никуда не деться от этого, к сожалению. Нам никогда не хватит денег на все-все-все. Я прекрасно осознаю, в каком положении находится вся страна. Самое сложное – изменение ментальности. Многие люди живут воспоминаниями о советской плановой экономике. Не понимают, почему те заводы, которые работали раньше, развалились, почему те дороги остались вовсе без дорожной одежды. Надо объяснять, что и почему происходит. Кстати, вы после собрания слышали, что люди говорят?

ВЗГЛЯД: Одни ругаются. Другие говорят в духе «ну хотя бы не врет», этих побольше.

В. О.: Врать не вру, это точно. Меня за это ругают коллеги. Говорят мне: «Ты неполиткорректен» – и прочее. Врать не призывают, но говорят: «Ты помягче говори – мы, мол, рассмотрим ваш вопрос, и так далее». Ну а как рассматривать? Рассмотришь – не рассмотришь, а дорога как стоила 700 миллионов рублей, так и в лучшем случае столько же и будет стоить… Что ж, будем исходить из этого – и постепенно выбираться. Это Дальний Восток, зона особого внимания и доверия со стороны государства. Надо оправдать.

Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

Источник: vz.ru