Главная / Спорт / В британском парламенте не одобрили терапевтического исключения

В британском парламенте не одобрили терапевтического исключения

В британском парламенте не одобрили терапевтического исключения

В британском спорте вновь разгорелся крупный скандал, связанный с допингом, в центре которого находятся две очень заметные фигуры — велогонщик Брэдли Уиггинс и глава Международной федерации легкой атлетики (IAAF) Себастьян Коу. Парламентский комитет опубликовал доклад, ставший итогом долгого расследования по мотивам появившихся еще ранее подозрений в том, что господин Уиггинс нарушал антидопинговый регламент, а господин Коу по крайней мере скрывал проблемы с запрещенными препаратами в своем виде спорта, до того как они стали достоянием общественности из-за «российского кризиса». Парламентариям не удалось доказать вину фигурантов скандала, но Брэдли Уиггинс и его команда Team Sky обвиняются авторами доклада в том, что они «пересекли этическую черту» при применении спортивной фармакологии, а Себастьяну Коу они посоветовали «не критиковать, а поощрять усилия других» в борьбе с допингом.

Опубликованный вчера доклад был итогом длившейся около двух лет работы занимающегося спортивной отраслью парламентского комитета под руководством Дэмиана Коллинза и превратился в очень громкое событие для Великобритании. Дело в том, что центральными персонажами в нем являются два чрезвычайно известных человека.

Главный фигурант расследования — это культовый велогонщик Брэдли Уиггинс, который собрал огромную по меркам своего вида спорта коллекцию титулов. У господина Уиггинса пять золотых олимпийских медалей, а также звание победителя самой престижной многодневной гонки Tour de France 2012 года. Поводом для интереса парламентариев к Брэдли Уиггинсу и его команде Team Sky, сильнейшей в мировом велоспорте, был скандал, разразившийся в 2016 году, когда спортсмен завершил карьеру. Тогда хакерская группировка Fancy Bears обнародовала добытые ей данные о так называемых терапевтических исключениях (TUE), которые получал господин Уиггинс. Речь идет о находящихся в списке запрещенных препаратах, которые Всемирное антидопинговое агентство (WADA), однако, может разрешить применять атлету по медицинским показаниям.

Так вот, TUE, выписанные Брэдли Уиггинсу, выглядели чрезвычайно подозрительными. Он воспользовался ими шесть раз. Гонщик применял лекарства против астмы, а также в виде внутримышечных инъекций препарат триамцинолон, сильный кортикостероид, способствующий наращиванию мышечной силы при снижении веса. Исключение для его приема Брэдли Уиггинс запросил, в частности, перед выигранным им Tour de France, сославшись на необходимость лечения воспаления, возникшего в результате аллергической реакции. При этом в 2012 году вышла подробная автобиография господина Уиггинса «My Time». И в ней, рассказывая о своих болезнях, он ни разу не упомянул тот факт, что страдал от приступов астмы или аллергии.

Усугубила ситуацию еще одна история, имеющая непосредственное отношение к триамцинолону. Британское антидопинговое агентство (UKAD) обнаружило, что в 2011 году в заключительный день статусной французской многодневки Criterium de Dauphine из федерации велоспорта страны в расположение Team Sky была отправлена бандероль с неким лекарством, предназначавшимся для Брэдли Уиггинса. И федерацией, и велогруппой в то время руководил один и тот же человек — Дейв Брейлсфорд, считавшийся близким другом и покровителем господина Уиггинса. Он утверждал, что в бандероли находилось разрешенное противоотечное средство флуимуцил. Однако ряд источников сообщил UKAD, что таким образом Брэдли Уиггинсу и его партнерам был доставлен триамцинолон, который якобы в Sky применяли на постоянной основе. Если господин Уиггинс употребил его перед окончанием многодневки, то должен быть дисквалифицирован и, соответственно, пропустить все триумфальные для себя соревнования следующего сезона, включая Tour de France и Олимпиаду.

Уличить господина Уиггинса и его команду в нарушении антидопингового регламента агентству, однако, не удалось из-за отсутствия достаточного количества данных. Тот, кто мог бы их предоставить, бывший врач британской велофедерации Ричард Фримен, утверждал, что его ноутбук, в котором хранилась информация о медикаментах для спортсменов, был украден.

Расследование, проведенное парламентским комитетом, с одной стороны, не добавило ничего принципиально нового к этой информации, а с другой — вылилось в важный с точки зрения репутации Брэдли Уиггинса и его команды вывод. В докладе говорится о том, что «медицинские препараты использовались Team Sky в соответствии с правилами WADA, но не для лечения, а для улучшения результатов гонщиков», иными словами, в этом смысле ничем не отличались от обычного допинга. Парламентарии называют это «пересечением этической черты», а ответственность за имиджевый ущерб возлагают прежде всего на Дейва Брейлсфорда. Кроме того, проанализировав ситуацию, они порекомендовали изменить систему выдачи TUE, которая, по мнению авторов документа, слишком часто приводит к нарушению принципов fair play. В этом их позиция, кстати, схожа с позицией российских официальных лиц, подвергавших в последнее время терапевтические исключения резкой критике.

Другой фигурант доклада — легендарный британский стайер Себастьян Коу, который является президентом Международной федерации легкой атлетики. Он возглавил ее в августе 2015 года, сменив Ламина Диака. Именно при господине Диаке, который в настоящий момент находится под арестом по обвинениям в коррупции, как считается, в IAAF была создана масштабная система сокрытия допинговых нарушений.

Претензии к господину Коу гораздо менее серьезные, чем к господину Уиггинсу. По существу, парламентарии упрекают его лишь в том, что он долго делал вид, что не знает о грандиозных проблемах в IAAF, благодаря которым во многом, собственно, и получил президентский пост. Впервые внимание к ним (в первую очередь к проблемам в российской легкой атлетике) было привлечено документальным фильмом немецкого канала ARD в декабре 2014 года. Авторы документа указывают на то, что в тот момент Себастьян Коу работал вице-президентом федерации. Он всегда уверял, что для него разоблачения, которые со временем вылились в «российский допинговый кризис», были шоком.

Между тем в ходе расследования выяснилось, что еще в августе 2014 года директор популярного лондонского марафона Дэвид Бедфорд направил господину Коу e-mail. В нем рассказывалось об обвинениях, которые выдвинула против руководителей IAAF российская бегунья Лилия Шобухова. Она рассказала о том, что была вынуждена заплатить им почти €500 тыс. за сокрытие положительных допинг-проб с целью спасти карьеру. Оправдываясь, Себастьян Коу говорил о том, что не открывал приложений к письму, а поэтому не мог быть в курсе подробностей инцидента. Однако его переписка с Дэвидом Бедфордом свидетельствует о том, что он, во всяком случае, понимал «серьезность» происходящего. В случае с Себастьяном Коу парламентарии ограничились пожеланием функционеру продолжать «борьбу за искоренение допинга в легкой атлетике», но сделать работу своей федерации более «прозрачной» и «не критиковать, а поощрять усилия других», кто такую борьбу ведет.

Источник: kommersant.ru