Коротко
Главная / Новости / Слои и чужие

Слои и чужие

Слои и чужие

27 апреля в Санкт-Петербурге президент России Владимир Путин принял участие в заседании Совета законодателей, на котором выслушал и записал конструктивное предложение Валентины Матвиенко запереть в одном помещении специалистов, пока они не сформулируют программу развития цифровой экономики, а на заседании Русского географического общества наградил телеведущего Николая Дроздова, который всерьез собрался встречать столетие программы «В мире животных» «в тонких слоях» и оттуда поздравлять с этим юбилеем все еще живущих.

Пока не пришел Владимир Путин, законодатели на своем заседании обсуждали текущие вопросы. Вела заседание Валентина Матвиенко. Вячеслав Володин созерцал.

В тот момент, когда я тоже начал созерцать, лихорадило председателя комитета Госдумы по жилищной политике и ЖКХ Галину Хованскую. Она анализировала законопроект о борьбе с туберкулезом:

— В прошлом законе была нормальная формулировка, но потом сделали отсылку на Жилищный кодекс — и все, можно о профилактике туберкулеза забыть!

Надо отдать должное госпоже Хованской: стало лихорадить и меня.

Потом докладывал замминистра связи и коммуникаций России, и тезисы его доклада вызвали возмущение уже у Валентины Матвиенко:

— Меня вот что смутило: 70% всех выделяемых финансовых ресурсов пойдет на реконструкцию существующих сетей. И только 30% — на развитие! Как же мы выполним задачу президента по обновлению и прорыву?!

Тяжкий ее вопрос повис в воздухе. Воздух был туманным. Туману напустил замминистра. Он не был готов к агрессии со стороны Валентины Матвиенко.

— 70%,— продолжала неистовствовать спикер Совета федерации,— на проедание, и только 30% — на развитие! Я от кого угодно могла услышать, но не от вас! От экспертов могла… А вы должны были бы сказать, что через год ситуацию измените… Но вы не говорите!

Да, замминистра молчал, теперь уже окончательно подавленно.

А тут Сергей Неверов, «Единая Россия», поделился и вовсе душераздирающей историей.

В Краснинском районе Смоленской области не работает российский роуминг, зато, если купить SIM-карту, включается белорусский. И хотя он дешевле российского, но «у нас там должна наша связь работать!»

Валентина Матвиенко потребовала от замминистра ответить:

— Четко, хорошо и громко!

Замминистра так и сделал, объяснив, что это компетенция не его, а другого замминистра, и пообещал тому обстоятельно передать эту озабоченность.

— А мы пригласим и спросим! — голос Валентины Матвиенко просто звенел в зале.

Какая самоотдача еще до приезда президента, должен был подумать я про нее — и подумал.

Правда, на моих глазах за эти полчаса ни от кого ничего добиться ей не удалось. Но еще раз: каков энтузиазм!

Вячеслав Володин созерцал.

Вскоре Владимир Путин участвовал в заседании Совета законодателей и говорил о том, что «обеспечение прорывов во всех сферах нашей жизни будет нашим приоритетом».

То есть премьером на самом деле будет Владимир Путин. Это на ближайшие шесть лет выбрал для себя он сам.

Валентина Матвиенко неожиданно поздравила президента с победой на президентских выборах. Это выглядело, по-моему, не очень выигрышно для Валентины Матвиенко. Получалось, до сих пор начиная с 19 марта этого года у нее не было ни одного повода это сделать. Надеюсь, это не говорит о том, что для Валентины Матвиенко настали плохие времена.

Но и Владимир Путин не остался в долгу.

— Большое вам спасибо за общую совместную работу! — ответил он, и это могло подтвердить не лучшие ожидания по такому интересному поводу.

Между тем в целом Валентина Матвиенко выглядела так же наступательно, она рассказывала, что, по ее мнению, структура, которая станет заниматься развитием цифровой экономики, будет, похоже, создаваться недопустимо долго.

— Было бы правильно поработать на опережение! — воскликнула Валентина Матвиенко.— Это тот случай, когда можно было бы создать специальный организационный механизм: может быть, закрыть на полгода членов этой команды в каком-нибудь здании и не открывать, пока не справятся!

— Я записываю ваше предложение,— активно откликнулся господин Путин.

Кроме того, прозвучала еще одна существенная идея: обратиться в ЮНЕСКО с предложением признать памятники, посвященные борьбе с нацизмом, всемирными мемориалами Второй мировой войны: тогда, может, будет меньше шансов, что они станут объектами вандализма, в том числе и ползучего.

Вячеслав Володин перестал созерцать и тоже выступил. Не удержался и произнес несколько ударных и мрачноватых слов громоподобным голосом генерал Владимир Шаманов. Он говорил о том, что скоро исполняется 30 лет, как последний советский солдат покинул Афганистан, а политической оценки пребывания там этого солдата нет до сих пор.

— Просьба подвести итог,— произнес генерал Шаманов так, что это уже был как минимум ультиматум,— в виде решения Совета федерации и Государственной думы.

Он еще раз добавил, что политический итог не был подведен никаким руководством, в том числе СССР, и поморщился. Он, видимо, сейчас брезговал.

Один из выступающих, Василий Кашин, доложил президенту, что если заниматься программой расселения ветхого жилья на селе, то «по сегодняшней схеме надо 200 лет, чтобы переселить людей, которые живут в ветхом жилье!.. Надо развернуть эту ситуацию в плане справедливости!»

— Мы на старте изменений, которые предопределяют развитие страны на десятилетия! — воскликнул глава Ярославской областной думы Михаил Боровицкий. Он сказал сейчас о том, о чем все предпочитают еще только догадываться. Да, увы: опять изменения и опять на десятилетия. И слишком скоро это и в самом деле станет понятно.

— Не хотел выступать! — в сердцах признался Николай Харитонов, председатель комитета Госдумы по региональной политике и проблемам Севера и Дальнего Востока, выйдя к микрофону.

— Не надо тогда! — предложил ему президент.

— Но за Уралом вся Россия начала плакать! — резонно возразил Николай Харитонов.

Тогда, конечно, ему никто не мог запретить.

— Пару лет назад была ровная демография,— счел нужным пояснить Николай Харитонов.— Но теперь что-то не так на Дальнем Востоке! При этом от Урала до Дальнего Востока живет всего 27 млн человек. Из них 15 млн голосующих!

Николай Харитонов как человек, в свое время прошедший горнило президентской кампании, понимал, конечно, что важнее.

— Люди на Дальнем Востоке поверили вам! — воскликнул Николай Харитонов, обращаясь к президенту.— И раз в два года хотя бы… Или, не знаю, раз в год… С ребятишками…

Николай Харитонов вдруг затих. Он думал, наверное, что его поймут. Он, скорее всего, имел в виду, что жители Дальнего Востока должны иметь возможность бесплатно летать на материк.

— Они же будут агитировать! — убеждал Николай Харитонов.— Им этого хватит, чтобы идти на работу и с работы с песней!

Николай Харитонов даже от микрофона шел после этого, уже на всякий случай, по-моему, пританцовывая.

Владимир Путин смотрел в свои бумаги и морщил лоб:

— Нарисовал как курица лапой и сам не могу разобрать… Ну ладно…

То есть что-то он пропустил. Может, это было предложение запереть в одном помещении группу специалистов по цифровой экономике. А может, решение проблемы ветхого жилья на селе раньше, чем за 200 лет…

— А, да! — просиял президент.— Кадастровая стоимость земли, которая иногда выше рыночной!.. Зачем же мы будем из граждан последние соки выжимать?! Или, например, они платить не будут!

В это время Владимира Путина уже пару часов ждали в Русском географическом обществе. Здесь были почти все члены попечительского совета: Виктор Вексельберг, Александр Дюков, Герман Греф, Игорь Сечин, Андрей Костин… В общем, повторяю, были почти все. Владимир Путин досадовал, что в Антарктиде, которую открыли русские путешественники, исчезают названия, которые этим местам дали наши первооткрыватели: вместо острова Бородино теперь остров Смит, вместо острова Малый Ярославец — Сноу, вместо острова Смоленск — Ливингстон…

— А ведь все это было сделано русскими мореплавателями,— воскликнул Владимир Путин.— Во многом так происходит из-за отсутствия современных карт с оригинальными названиями. В доступе только иностранные… Нужен современный российский атлас мира.

Делать его будут Русское географическое общество и, как ни странно, Министерство обороны. На самом деле это объясняется не только тем, что президентом Русского географического общества является Сергей Шойгу. В недрах Министерства обороны и хранятся в основном первоначальные карты, где все правильно.

Потом бизнесмены отчитывались в своей искренней любви к флоре и фауне: Александр Дюков рассказывал, как «Газпром нефть» заботится об атлантическом морже, помощник президента России Константин Чуйченко рассказывал про успехи в приросте амурского тигра, который достигнут усилиями сразу нескольких российских корпораций.

— Один амурский тигр даже перешел в Еврейскую автономную область! — воскликнул господин Чуйченко, и этим, судя по реакции окружающих, все было сказано.

Потом показывали фильмы о природе, потом награждали. Медаль Русского географического общества получила программа Николая Дроздова «В мире животных», и автор вывел к микрофону своих юных помощников, а короткую речь посвятил в основном одному из них, 15-летнему молодому человеку. Оказалось, Николай Дроздов энергично думает о столетнем юбилее программы.

— Все мы здесь и потом там…— он нетяжело вздохнул и продолжил: — И надо готовить преемника!..

Это замечание еще можно было бы счесть случайным, если бы он не добавил, что программе уже полвека, а юноше, который стоит рядом с ним, 15 лет:

— Пятнадцать плюс еще пятьдесят — это шестьдесят пять! Нормальный возраст!

И тут уж, по-моему, все, кроме него, посмотрели на Владимира Путина. А Владимир Путин посмотрел на Николая Дроздова.

— Так что он,— Николай Дроздов между тем безмятежно кивнул на юношу,— в шестьдесят пять встретит столетие программы!.. Не подведи!..

Последнее замечание было исчерпывающим. Парню теперь придется стараться.

— А мы,— закончил Николай Дроздов,— там, в тонких слоях, сядем втроем!..— Николай Дроздов упомянул о двух своих предшественниках на должности ведущего «В мире животных».— И тоже порадуемся!..

Можно себе только представить. Выноси всех святых!..

Источник: kommersant.ru