Коротко
Главная / Спорт / Скажи-ка, дядя, ведь медали

Скажи-ка, дядя, ведь медали

3

Скажи-ка, дядя, ведь медали

Этот чемпионат мира, переполненный сюрпризами, завершился финалом, непохожим на большинство предыдущих — как правило, закрытых, нерезультативных. Финалом, в котором было забито шесть голов. Разве что его исход вполне соответствовал прогнозам. Сборная Франции, фаворит «золотого» матча, обыграла — 4:2 — хорватов и во второй раз, спустя 20 лет после первого, завоевала чемпионский титул. За удивительной игрой в «Лужниках» наблюдали Алексей Доспехов и Евгений Федяков.

Скажи-ка, дядя, ведь медали

Это была, может быть, самая странная церемония награждения за всю историю чемпионатов мира. С неба хлестал не дождь — Ниагарский водопад. А под этим водопадом французские и хорватские футболисты подходили к президентам России и Международной федерации футбола (FIFA) Владимиру Путину и Джанни Инфантино получить свои медали. И кажется, многие так и не поняли, что сверху на них цистернами хлещет вода. А некоторые даже радовались этому обстоятельству, с разбега, рыбкой ныряя в образовавшиеся на газоне не лужи, а маленькие прудики: счастливые безумства чемпионов.

Смотреть

Такой была последняя сцена чемпионата, составленного, наверное, на три четверти из сцен, которые не описал в своем сценарии первенства ни один опытный прогнозист. Для того чтобы считаться абсолютно аномальным, ему не хватило только одного — победы в финале аутсайдера. Но выиграл, повторив достижение домашнего чемпионата 1998 года, фаворит. Это французские игроки ныряли, сойдя с ума, в лужи. Хорваты просто стояли, не обращая внимания на дождь и на тех, кто их поздравлял и утешал. А поздравляли и утешали вместе с Владимиром Путиным и Джанни Инфантино, между прочим, еще два президента — Франции и Хорватии Эмманюэль Макрон и Колинда Грабар-Китарович, тоже вымокшие до нитки в этот день, который за несколько часов до этой церемонии был солнечным и навевал любопытные аналогии.

Финал, конечно, принадлежит не только тем, кто в него попал. И люди в хорватских и французских майках растворялись в пестрой толпе людей, сверкающих цветами других сборных, идущих под московским солнцем по центральной аллее «Лужников». В ней, этой толпе, были русские и мексиканцы, аргентинцы и перуанцы, немцы и бельгийцы, поляки и бразильцы. В ней нашлось место всем — тем, чьи команды дожили до заключительного уикенда чемпионата, и тем, чьи команды сошли уже на старте. Триумфаторам и неудачникам. Прыгнувшим выше потолка и пробившим дно.

Болельщики Франции и Хорватии готовятся к финальному матчу ЧМ-2018.

Posted by Коммерсантъ on Sunday, July 15, 2018

И эта картинка возвращала в прошлое — на месяц назад, в 14 июня. В день, когда в «Лужниках» такая же пестрая толпа двигалась смотреть такой же принадлежащий не только его участникам матч открытия между сборными России и Саудовской Аравии. В день, когда еще никто не знал, что выйдет из этого первенства. Впереди были шумные карнавалы на Никольской и возле МГУ, грандиозная дискотека в Саранске, посвященная проводам перуанцев, интернациональные гуляния и братания на самарской набережной. Впереди была первая победа сборной России и победы следующие, вдруг заставившие воспринимать ее совсем иначе, чем до этого. Впереди были конфузы и трагедии немцев, аргентинцев, португальцев, испанцев. И два грандиозных взлета — запланированный и не очень, французов и хорватов. Впереди тогда был сумасшедший месяц сумасшедшего турнира, с которым теперь предстояло прощаться самой главной игрой из тех, что спорт смог подарить человечеству. Игрой за титул лучшей футбольной сборной мира, всему миру принадлежащей.

Ну, хорошо, не всему миру, а половине, если брать за базу телеаудиторию. И хорошо — впереди, помимо самой игры, была получасовая прелюдия в виде раскатистой и разухабистой церемонии открытия, под занавес которой «Калинку» на барабане отбил Роналдинью — замечательный хавбек той сборной Бразилии, что как раз в ритме «Калинки», задорно и без сбоев, забрала себе чемпионский титул в 2002 году. Это ведь с ней так тянуло сравнить выходившую на лужниковское поле нынешнюю французскую сборную, тоже вроде бы обреченную, отталкиваясь от того, что она совершила на этом чемпионате, завоевать титул.

Смотреть

А неподалеку от нас какой-то комментатор, работавший для английской публики, захлебываясь от эмоций, опровергал тезис насчет обреченности и кричал в микрофон: «У такого чемпионата, который весь целиком был сплошной неожиданностью, не может быть ординарной концовки. Ждите чудес!»

Мы ждали. И видели их, чудеса. Это была дурная привычка хорватов в play-off — начинать матчи нервно, скверными по качеству отрезками. Но 15 июля все было наоборот. Финал нервно начали французы. Начали так, словно их глыбой размером с лужниковского Ильича придавил фаворитский статус.

Глядя на них, невозможно было поверить, что это самая аккуратная сборная чемпионата. Самюэль Умтити зачем-то захотел обвести у своей штрафной Луку Модрича и чуть не потерял мяч. Бенжамен Павар сделал подарок Ивану Перишичу, рванув наобум в отбор. Мы вспоминали, как Юрген Клинсманн, выдающийся немецкий форвард, перед этим матчем, пойдя, можно сказать, наперекор общей точке зрения, называвшей безусловно ключевым персонажем в хорватском составе Луку Модрича, сказал, что уверен: почти все зависит от того, как с Перишичем, игроком в тонусе, справится не слишком матерый Павар…

Да нет, это была совсем не та сборная Франции, что в предыдущих раундах play-off. И совсем не та сборная Хорватии. Она будто решила во что бы то ни стало прервать традицию пропускать в play-off первой. Она будто решила, что отыгрываться в финале не будет, а обязательно будет вести в счете. И никаким предельным физическим измождением, истощением после трех подряд овертаймов от ее игры не веяло. Наоборот, веяло исключительной свежестью.

Мы просматривали форумы, на которых обмениваются мнениями знаменитости из мира футбола, и натыкались на реплики, в которых восторг смешивался с ощущением шока. Сэр Тревор Брукинг, когда-то классный английский полузащитник, писал, что, на его взгляд, любой болельщик сборной Хорватии в эти минуты обязан быть доволен, сыт, как удав. Все идет для нее как надо — есть определенное преимущество в ключевых зонах, есть определенная французская растерянность.

Мы смотрели статистику за первые четверть часа финала — и снова не верили глазам. Она фиксировала довольно приличное, чуть ли не в два раза, хорватское превосходство во владении. Но это не главное. Главное заключалось в другом. Если разбить поле на три равные части, то 30% игры шло на крайней слева от нас трети, то есть на трети, захватывающей ворота, в которых стоял французский голкипер Уго Льорис.

А Тревор Брукинг и остальные легенды продолжали восхищаться хорватами: боже, какой высокий и плотный прессинг, боже, какое движение! И как прихватили французского вундеркинда Килиана Мбаппе: ему не дают разогнаться! Приблизительно теми же комплиментами одаривали не так давно российскую команду, хорватами кое-как выбитую.

А в чистом только что небе над «Лужниками» сгущались сизые тучи. И грянул гром…

Минуту назад мы изумлялись еще одному статистическому казусу, иллюстрирующему, а может быть, и объясняющему французские проблемы. Большинство газетных обложек перед финалом украшал Мбаппе. Но понятно, что в организации французской атакующей игры важнейшая роль принадлежит все-таки не ему, а Антуану Гризманну. Так вот, в эти первые четверть часа, наполненные до краешка хорватским превосходством, Гризманн коснулся мяча лишь один раз — где-то вдалеке от чужих ворот. С таким Гризманном о победе мечтать, видимо, было бессмысленно.

И тут он, преследуемый Марцело Брозовичем, упал. Хорватский сектор, видя, что судья Нестор Питана, тоже, кстати, перекочевавший в финал из матча открытия, назначает «стандарт», гудел: касания-то, по сути, не было. А вскоре рыдал, отказываясь принять случившееся. Штрафной выполнял сам Гризманн. Навес, безусловно, был выполнен мастерски, но факт, что никто из французов как следует отреагировать, откликнуться на него не сумел. Зато откликнулся помогавший своим в штрафной хорватский форвард Марио Манджукич. Мяч чиркнул по его макушке и залетел в ворота. Манджукич, забив англичанам, принес хорватам первый их финал чемпионата мира. В воскресенье, 15 июля, в историю он уже не вошел, а вляпался, став автором первого в финалах автогола… Футбол — штука сложная, постоянства не терпящая, а любящая изуверские сюжетные повороты.

А на форумах легенд ветераны ядовито сплевывали: гол вопреки логике, справедливости. Хорваты были лучше, французы — никакими… Сборная Хорватии, как ни старалась, от судьбы не ушла. Судьбой ее в России было отыгрывать голы.

Хорваты, пропустив, еще добавили в агрессии, в цепкости прессинга. И умеющие «сушить» матчи, как никто, французы под уже хлынувшим на лужниковский газон дождем гнулись.

Домагой Вида после навеса Модрича в штрафной французской пытался сделать примерно то же самое, что и Манджукич в своей, но пробил выше. Следующий навес Модрича нейтрализовал Уго Льорис. А неугомонный Перишич продолжал третировать французскую оборону, и предупреждение, которое Питана выписал Н’Голо Канте за его снос, было бесспорным.

И все-таки хорватский энерджайзер добился своего. После очередного наброса Модрича со штрафного и трех подряд выигранных хорватами единоборств в воздухе Перишич шикарно подработал мяч, уклоняясь от выставленного перед ним барьера из французских ног и тел, правой ногой, а левой направил его в дальний угол ворот Льориса.

Мы окончательно убедились, что хорватских болельщиков на этом матче гораздо больше, чем французских. Стадион распирало от радости.

Два гола для финала — это уже немало: в предыдущих, в 2010-м и 2014-м, победители — испанцы и немцы — вообще, забивали единственный и «золотой» в дополнительное время. Два гола в первом тайме финала — очень-очень много, что-то даже не из прошлого десятилетия, а из прошлого века. Но когда хорваты счет сравняли, почему-то не было сомнений, что лимит еще не исчерпан. А интернет взрывался предсказаниями легенд — Юргена Клинсманна, Алана Ширера: скорее всего, забьют, и, не исключено, до перерыва, раз уж прорвало, раз уж поперло, хорваты.

Забили французы. Ну, или VAR. Был угловой Гризманна — и попадание мяча в так некстати отставленную в сторону руку Перишича. Господи, да за что ему было такое наказание?! И за что — такой презент Гризманну?

Он готовился исполнять пенальти, а стадион сотрясали раскаты грома. Если они представлялись французам каким-то тревожным знаком, то напрасно. Гризманн пробил уверенно и побежал смаковать гол к трибуне с хорватскими болельщиками. Мало им было боли…

А легенды на форумах снова источали яд: как же это грустно, что исход финала — финала! — может решить бездушный видеоповтор. И обещали, что ничего еще не ясно, что хорваты не из тех, кто сдаются: вы же знаете. Во втором тайме будет нечто.

Смотреть

Второй тайм хорваты и в самом деле начали бойко. Им удалось дважды заставить Льориса вступить в игру. Удар Анте Ребича он парировал в красивом прыжке, а затем, уже за пределами штрафной, сыграл грудью. Плюс, Шиме Врсалько пальнул издали, но очень неточно… Но в целом-то прогнозы матерейших среди экспертов подтверждались.

Финал искрил неординарностью, интрига не желала погибать смертью храбрых.

А через пару минут неординарности добавилось. На поле с разных сторон выбежали три человека в белом. Их скорости мог бы позавидовать, пожалуй, даже Мбаппе, который перед этим предпринял попытку прорваться по правому флангу, сочетая мощь бульдозера и резвость «Сапсана». С изворотливостью у авторов прорыва дела были похуже: скрутили их довольно быстро. С Мбаппе хорватским защитникам было тяжелее.

А наши китайские соседи по трибуне требовали узнать, откуда взялись наглецы. А потом лезли в интернет, чтобы узнать, что такое Pussy Riot. Кого-то тут могло волновать что-то еще, кроме футбола…

Мбаппе создал французам третий гол. Именно он сконцентрировал на себе внимание сразу трех хорватов в голевой атаке, в которой мяч от него проследовал к Гризманну, а от Гризманна — к Полю Погба. Первый удар французского опорника отразил хорватский защитник, но второй заход оказался удачнее. Бессильны были и Модрич, старавшийся помешать Погба, и Даниел Субашич. Хорватский голкипер лишь наклонился в правую сторону, но так и не прыгнул.

Тренер сборной Хорватии Златко Далич, качая головой, что-то говорил обескураженному Перишичу. Можно было даже представить что: «Парни, еще не все потеряно. Еще можно все исправить. Только не скисайте. Вам обязательно повезет!»

А французы неподалеку от группы своих поклонников организовали кучу-малу. И можно представить, о чем в это мгновение думали их поклонники: хорваты, конечно, опасны, смертельно опасны, и запас в мяч с ними — не запас. Но два мяча… Да кто может отыграть у Франции два мяча?!

А пахло в лужниковском воздухе между тем и будущей грозой, и будущим разгромом. Прогнозисты со всеми их регалиями сели в лужу. Этот второй тайм был не хорватским, а французским.

Остроты атаке сборной Франции добавил левый защитник Люка Эрнандес, поймавший кураж вслед за своими партнерами. Это он классно, в темп отпасовал Мбаппе, который неотразимо пробил и снял все вопросы по поводу того, кому получать ценнейшую статуэтку золотого цвета. А на мониторе показывали крупным планом Модрича. Заглядывать в его глаза было страшно. Это тоска, которая царила в них, кажется, именуется неизбывной…

Впрочем, интрига еще тлела. Дровишек в костер неожиданно подкинул Льорис, который после паса назад Умтити отчего-то решил продемонстрировать Манджукичу свою технику. Нападающий мяч отнял и отправил в сетку. Манджукич, таким образом, забил в этом финале два гола, которых, по идее, не должно было быть. Но без них этот финал смотрелся бы куда более пресным, чем оказался в реальности.

Дальше все было предсказуемо. Слегка приободрившиеся хорваты рвались вперед до самого конца, французы отвечали контрвыпадами. Но, строго говоря, все было уже решено. Оставалось утрясти детали, вроде соотношения желтых карточек,— такие несущественные на фоне уже утрясенного главного. Франция во второй раз, спустя 20 лет после первого, завоевала титул сильнейшей в мировом футболе страны.

Ну, и оставалось послушать, что скажут победители. Дидье Дешам, который в 1998 году выиграл как игрок, как капитан, а сейчас как тренер, был поразительно честен: «Наша игра не была выдающейся, но мы показали характер». Антуан Гризманн — тоже: «Я не знаю, где нахожусь сейчас!»

И оставалось выйти на свежий после закончившегося вдруг дождя воздух, чтобы понаблюдать, как зрители покидают Большую спортивную арену «Лужников». Теперь толпа сплошь состояла из людей в хорватских красно-белых шашечках, как будто только они и были на трибунах.

Да нет, все просто. Те, кто пережил триумф своей сборной в финале чемпионата мира, никогда не торопятся к выходу, а остаются на месте до того момента, когда с арены уйдет последний ее игрок. Смаковать. А французы не уходили в раздевалку долго-долго. И никто их не торопил.

Французы выиграли, хорваты — проиграли. Но кажется, хорошее настроение у всех! Москва прощается с чемпионатом мира по футболу

Posted by Коммерсантъ on Sunday, July 15, 2018

Источник: kommersant.ru