Главная / Спорт / Просто у меня такое выражение лица: истории полузащитника «Спартака» Самедова

Просто у меня такое выражение лица: истории полузащитника «Спартака» Самедова

Любит хоккей и не боится набивать шишки

Он редко улыбается, но любит Джима Керри. Дружит с хоккеистами из «Вашингтон Кэпиталс», но болеет за «Нью-Йорк Рейнджерс». Играет в футбол, но после завершения карьеры хочет заняться единоборствами.

Александр Самедов, полузащитник московского «Спартака», человек противоречивый, но тем особенно интересен.

•••

— Александр, товарищеские матчи со сборной, борьба за чемпионский титул в премьер-лиге, а впереди еще самое главное событие — чемпионат мира. Покой вам только снится? Вспоминается, наверное, часто ваш любимый Таиланд, где вы отдыхаете все последние годы… Чем, кстати, вам эта страна так нравится?

— Знаете, я был практически везде, где футболисты привыкли отдыхать. На Мальдивах, Кубе, в Дубае, Доминикане, Сингапуре. И после двух-трех раз в Таиланде я понял, что это моя страна. Объяснить нельзя, просто мне там нравится. Люди, культура, еда. Тайцы очень доброжелательные. Можно сесть в маленькой кафешке на улице, которая, может, и выглядит ужасно. Но сто процентов — там будет вкусно, качественно, стерильно.

— Ну, вас, как человека, владеющего своим кафе, трудно обмануть. Вы специально учились управлению таким бизнесом?

— Не учился. Просто у меня давно была такая мечта. Как я уже сказал, мы с женой много путешествуем, любим пробовать местную кухню, сравнивать. Много посетили разнообразных ресторанов по всему миру, поэтому и захотелось открыть что-то свое.

— Но, видимо, вам либо тяжело дается этот бизнес, либо слегка поднадоел. Потому что если раньше вы говорили, что будете его развивать после завершения карьеры, то в последнее время более пессимистично настроены.

— Не пессимистично! Просто когда мечта сбывается и ты сталкиваешься со всеми трудностями, проблемами, больше узнаешь о самом процессе, то понимаешь: не все так легко. О каких-то вещах, начиная это дело, я даже не задумывался. Даже не предполагал, что могу с этим столкнуться. И все равно это бесценный опыт. Все шишки, которые я набил, в будущем мне помогут. Так что категорично утверждать я ничего не буду. Посмотрим.

— То есть идею о том, чтобы пойти учиться и сделать себе после спорта карьеру в бизнесе, вы не отметаете?

— Однозначно не отметаю. Ведь желания все время меняются. Пять-шесть лет назад я хотел совсем другого и на какие-то вещи смотрел по-другому.

— На какие например?

— Пять лет назад я говорил, что после завершения карьеры не вижу себя в футболе. Думал: закончу — и зачем мне этот футбол будет нужен? Сейчас я совсем не так категорично смотрю на свое будущее. Вполне могу остаться, например, тренером или функционером.

— Вы упомянули про то, что любите вкусно поесть. А за своим питанием сами следите или это делают клубные врачи, диетологи?

— В «Спартаке» есть диетологи. Они выдают каждому индивидуальный лист, чем питаться дома, что будет лучше конкретно для каждого организма. Но я и сам уже довольно опытный спортсмен, понимаю, что можно, а что нельзя. Иногда, конечно, могу позволить себе лишнее или неполезное. Но происходит это нечасто.

•••

— В детстве вы болели за «Милан». Возникало же желание, сознайтесь, чтобы после «Спартака» сразу россонери…

— Не желание, мечта была. Это были просто юношеские мысли. Да и сейчас не отказался бы поиграть там, если честно. Хотя, конечно же, я всем доволен в «Спартаке».

— А если бы в «Интер» позвали?..

— Вряд ли бы я отказался. (Смеется.)

— Вы всегда играли только в Москве. Это случайный выбор судьбы или вы просто отказывались от предложений из других городов?

— Все-таки это судьба так распорядилась. Я воспитанник «Спартака», и получалось, что я уходил из клуба 12 лет назад. А в 32 года я сюда вернулся. И очень счастлив, что оказался в родном клубе.

— Так в другом-то месте могли бы жить?

— Конечно, просто случайность, что всегда играл в Москве. Хотя я этому очень рад.

— Можете сравнить ощущения от атмосферы на матчах «Спартака» тогда, 12 лет назад, и сейчас, на новом стадионе, когда вы вернулись.

— Впечатления сейчас просто грандиозные! Когда я уходил, мы играли в «Лужниках», и туда приходило много народу. Но свой стадион — это свой стадион. Это просто супер! Я когда не играл из-за травмы, просто засматривался на баннеры, которые делают болельщики. В такой атмосфере ноги сами бегут.

— После чемпионата мира 2014 года вы сказали, что на вас сказалось колоссальное давление, с которым вы не сталкивались до этого. На домашнем чемпионате мира давление будет еще больше?

— Думаю, что в психологическом плане будет как раз проще. Тот турнир был для меня первым крупным, поэтому и стресс был огромный. Но после этого были чемпионат Европы, Кубок конфедераций. Я приобрел опыт, с высоты которого на многие вещи смотришь по-другому. Становишься более спокойным и уравновешенным.

— Найдете какие-то слова для тех ребят, которые сейчас впервые будут выступать на крупном турнире?

— Если надо будет, найду. Хотя большинство все-таки уже принимали участие в том же Кубке конфедераций. И уже прошли хорошую школу.

•••

— Вы говорили, что никогда не читаете фанатские сайты, комментарии, потому что для вас это вредно. Вы грузитесь по этому поводу?

— Раньше — да, меня это могло обидеть, когда был молод. Сейчас мне абсолютно все равно. Есть в жизни много более важных вещей, чем читать и переваривать какие-то комментарии в свой адрес.

— А если случайно попадаются?

— Да вроде и случайно не натыкаюсь. Но даже если вдруг где-то и наткнусь, все равно это мимо меня пройдет. Никак не реагирую, прямо вот совсем. Просто понял со временем, что нет смысла переживать из-за мнения людей. В конце концов они вправе его высказывать. Самое интересное, что если какую-то гадость кто-то напишет в Инстаграме, например, то у этого человека аккаунт обязательно будет закрытым. Это просто классика. Такие храбрецы мне очень нравятся. Можно относиться только с юмором.

— Вы обидчивый человек?

— Не сказал бы. Я довольно отходчивый. Если не хочу с кем-то общаться, я и не буду. Даже обижаться не стану.

— Встречались ли в вашей жизни люди, которые потеряли ваше доверие?

— Бывало. С кем-то меня после этого жизнь развела, и я очень рад этому. С кем-то я опять сходился. Кому-то так и не удавалось это доверие вернуть. И это нормально. У каждого человека в жизни такое бывает. И каждый вправе сам выбирать, с кем хочет общаться.

— Вас легко рассмешить? Или вы все-таки очень серьезный человек? Вы давно рассказывали, что когда Вася Березуцкий еще играл за сборную, то он постоянно приставал к вам с вопросом: почему ты такой хмурый?

— Меня можно рассмешить, если это действительно смешно. На самом деле я не хмурый. Просто у меня такое выражение лица. Мне так комфортно. А Вася — да, ему все время это не нравилось. Или наоборот, нравилось докапываться до меня.

— Комедии любите?

— Раньше вообще обожал. Любимый актер был Джим Керри, любимый фильм «Тупой и еще тупее». Я его смотрел, наверное, раз сто! И «Эйс Вентура». Это суперкомедии! Но сейчас комедийный жанр вообще стал хуже.

— Перешли на драмы?

— Я перешел на все жанры сразу. Триллеры люблю, с интригой. Ну и сериалы, конечно же. Их сейчас все смотрят.

— Все футболисты из автобуса выходят в наушниках, вы тоже. Что у вас там играет?

— Все что угодно, по настроению. Могу Полину Гагарину послушать, могу Лепса.

•••

— Вы любите смотреть американский баскетбол, матчи НХЛ, дружите с Овечкиным. Ездили в Вашингтон поболеть за друга?

— Пока нет, но мечтаю. Меня туда постоянно зовут. Женя Кузнецов сейчас тоже играет за Вашингтон, и когда он звонит, например, поздравить меня с победой, то обязательно приглашает на игры «Кэпиталс». Но я, к сожалению, не болею за «Кэпиталс», я болею за «Нью-Йорк Рейнджерс».

— Случается, что после окончания карьеры спортсмены меняют свое амплуа — просто для своего собственного развития, не для продолжения профессиональной карьеры. Алексей Смертин бегает марафоны, Евгений Кафельников довольно хорошо играет в гольф. Вы в хоккей играть будете?

— Я займусь единоборствами. Просто спортсмену после многолетних ежедневных тренировок очень легко потерять форму, закончив карьеру. Идти на беговую дорожку? На тренажеры, качаться? Устаешь от всего этого. Я спрашивал себя: какой вид спорта доставлял бы мне удовольствие как любителю — и пришел к выводу, что это единоборства.

— Вы часто в детстве дрались?

— Думаете, я хочу заняться единоборствами, потому что меня в детстве били все время? (Смеется.)

— Вспомнился вечный вопрос из фильма «Елки», кто круче — лыжник или сноубордист. Так вот, чем отличаются хоккеисты от футболистов?

— Хоккеисты очень много едят! После игры они прям наворачивают, я вам скажу.

— Это говорит о том, что хоккей — более энергозатратный вид?

— Не знаю, так ли это, но я узнавал, что разные группы мышц у нас с ними работают. Они выходят на лед, им надо минуту отпахать, а потом пауза. А футболисты все 90 минут в движении, при этом не в таком интенсивном, как хоккеисты на льду. Посмотрите на их тазобедренные мышцы! Это же машины просто.

•••

— Самое важное — семья, говорите вы в своих интервью. Как вы показываете членам семьи, что они — самое важное?

— Наверное, самое важное, что могу им дать, — это время. У спортсменов его очень мало. Но стараюсь использовать любую возможность, чтобы проводить время с женой и двумя сыновьями.

— Чем-то ради этого приходится жертвовать?

— Ничем не надо жертвовать. Вернее, так: все, от чего отказываюсь ради семьи, это никакая не жертва. Когда родился первый сын, я не так сильно ощущал свое отцовство, честно могу признаться. Мог проводить время и в компаниях с друзьями, и после тренировки куда-то поехать посидеть. А сейчас сразу еду домой и очень дорожу этим временем. Дети так быстро растут. Мне на самом деле хочется быть с ними.

— Как вы воспитываете из своих сыновей мужчин?

— Ну, с маленьким пока просто провожу время — играю, наблюдаю. А старшему уже приходится сталкиваться с какими-то проблемами. Появляется уже свое «я». И надо как-то суметь направить его эмоции правильно. Объяснить, что можно, что нельзя.

— Задает вопросы, которые ставят вас в тупик?

— Пока ничего такого глобального он не спрашивает. Больше я волнуюсь за то, как ему придется вести себя в социуме, какую роль играть. Чтобы не нахватался плохого, не копировал чье-то поведение. Конечно, он делает ошибки, совершает какие-то поступки, которые мне не нравятся. И непросто, оказалось, находить нужные слова.

— А вы часто сами ошибались в жизни?

— Не знаю, насколько часто, но ошибался. Но ни о чем не жалею. Все эти ошибки меня многому научили. Поменяли мое мировоззрение.

Источник: mk.ru