Главная / Культура / Новые подробности «театральной забастовки» Ароновой в Сургуте: «И никаких денег!»

Новые подробности «театральной забастовки» Ароновой в Сургуте: «И никаких денег!»

Зрители остались озадачены странным началом «Маленьких комедий»

Антреприза с Сергеем Шакуровым, Михаилом Полицеймако и Марией Ароновой поехала в Сургут и Когалым на гастроли. Гастроли и гастроли, ничего удивительного. Но вот зрители в Большом зале Сургутской филармонии сидят 15 минут, 20, полчаса и тут начинается… нет, совсем не «маленькая комедия». А что-то совсем странное. При закрытом занавесе на авансцену выходят топовые московские артисты и говорят, что деньги-то ку-ку. Как всё это было — мы и попытались разобраться.

Итак, обычный гастрольный выезд звездных москвичей — играются «Маленькие комедии» по произведениям Чехова «Медведь» и «Предложение». Зал набит до отказа — официальные цены за билет от 1800 до 3900 руб. Первое, что говорит Мария Аронова в зал (а вышли все трое в костюмах, согласно образам):

— Второй звонок дается тогда, когда артисты получают деньги на руки, — объясняет она зрителям, — и некая дама, которая не называет своей фамилии, пускает вас в зал, вынуждая меня, народную артистку, лауреата Государственной премии, выходить к вам, лгать вам, говорить о технических проблемах. Без нашего ведома дан второй звонок. Сейчас мы сидим, унижая вас, унижая себя, ждем… Все полностью готовы (Аронова распахнула занавес и показала готовые декорации, — Авт.), сценические службы все не спавшие, прилетели к вам сегодня с утра… Вы ж понимаете как мы живем? Мы спали три часа всего! Ладно — я, ладно Полицеймако, но перед вами стоит немолодой Сергей Шакуров — поаплодируем ему!

Зал рукоплещет, и в этот момент Шакуров неожиданно берет и делает «солнышко» на руках, отчего все вообще взвыли от восторга. Долгая овация.

— Мы начинаем наш спектакль сегодня, — завершает Аронова, — но я прошу вас, когда вы увидите фамилию данной дамы (видимо, промоутера, — Авт.), вы подумайте — идти вам на спектакль или нет. Итак, мы начинаем.

— А какая фамилия? — стала орать публика.

— Ну сходите в кассу, узнайте, — ответили артисты и пошли за кулисы, готовиться к началу.

— Только что наш директор шепнула мне на ухо, что пришли деньги, — заключила Аронова, — посмотрим на часы, друзья… (намекает на большую задержку, — Авт.).

Спектакль отыграли, в финале — опять овация, а дальше-то в фейсбуках понеслось: «Артисты в край охренели», «При чем тут зритель?», «Зачем всё это вываливать на публику, которая честно заплатила за билеты?», «Что за базарные разборки?».

Мы попытались выяснить настроение актеров да и их мотивацию: ведь впереди по плану еще один спектакль — в Когалыме. И быть ли ему?

Московский директор группы, сославшись на ужасную запарку, рассказывать об истории не стала. Тройка звездных актеров тоже оказалась не в доступе. Но трубку взяла супруга известного артиста, которая попыталась нас сориентировать:

— Я не директор, не могу знать всех тонкостей, — заметила она, — могу сказать одно: артисты по-любому еще один спектакль в Когалыме сыграют. Зритель-то не виноват! Но дело не в этом. У артистов до сих пор не оплачена гостиница, не оплачены транспортные расходы, перевозка декорации… У нас декорация стоит в машине и мерзнет. Если она завтра развалится (потому что здесь ночью минус 20 С), что мы будем делать?

— Но спектакль состоится?

— Заплатят — не заплатят, он состоится. Но артисты, будучи публичными людьми, смогли обратить внимание на эту ужасающую ситуацию. Видите, какими они стали ньюсмейкерами? Я вам объясняю: есть московский «Современный театр антрепризы» — юридическое лицо. У него очень много спектаклей. У каждого из артистов имеется контракт с этой антрепризой. Далее, театр, являясь владельцем спектакля, заключает договора с посредниками — прокатчиками. А уже сам прокатчик договаривается с конкретными площадками в разных точках большой страны. Другой схемы не существует. И вот в данном случае этот прокатчик, промоутер оказался либо недееспособным, либо нечистым на руку, и это повод обратить внимание правоохранительных органов.

— А декорации все еще в Сургуте?

— Они должны были быть отвезены в Когалым, это 180-200 км от Сургута. И я не знаю, что случится в ближайшее время. Надо залить бензином машину, заплатить водителю. Я не директор. Конечно, артисты могли взять билеты и улететь сегодня же в Москву. Но все остались. Хотя гостиницу будут оплачивать из собственного кармана. Пока это так. Как дальше будет — не знаю.

— А на сколько спектакль в Сургуте задержали?

— На сорок минут. Сначала вышла Мария Валерьевна Аронова и сказала, что «извините, мы по техническим причинам задерживаем спектакль». Она не выносила сор из избы. Была очень тактична. Но это не возымело действия. И артисты были вынуждены привлечь внимание общественности для того, чтобы понять — куда ушла собранная выручка за два полностью проданных спектакля. Этот вопрос остается открытым.

— И за это время — за эти сорок минут — деньги всё никак не поступали, я правильно понимаю?

— Сургутская филармония собрала какие-то деньги, чтобы погасить технические затраты, раздать — частично — какие-то деньги постановочной части.

— Я видел на записи как Шакуров делал акробатический трюк… Разрядил ситуацию.

— Артист без работы не может. Это такая профессия. Он все равно сыграет, потому что в зале сидит зритель, для него нет другой награды. Мы переживали, что в Сургуте публика из-за позднего часа начнет уходить со спектакля, — нет, не ушел никто. Но у нас за спиной — девять человек постановочной части, у которых семьи, дети, их надо кормить и поить. Эти люди вчера спали три часа! Они ночь летели, монтировали декорации, таскали, гладили костюмы и так далее. И никаких денег. И выйти на публику — был единственный способ. А то получается, что мы такие же работники как с космодрома «Восточный»…

Источник: mk.ru