Главная / Новости / Ностальгия по СССР показывает реальную цену «государства Молдавия»

Ностальгия по СССР показывает реальную цену «государства Молдавия»

  Согласно проведенному в Молдавии соцопросу, за возвращение в состав СССР выступают 48,5% молдаван, против – почти вдвое меньше. Сторонники независимости и объединения с Румынией и совокупно не могут составить конкуренцию патриотам уже умершего СССР. Но на практике это не гарантирует даже победы пророссийского кандидата на грядущих президентских выборах.

Нынешняя территория Молдавии стала частью СССР позже большинства других советских республик. Правобережье Днестра с 1918 по 1940 год находилось под управлением Румынии, в 1941-м вновь стало ее частью – уже при помощи Берлина. То есть советская власть прочно установилась там только после окончания Великой Отечественной войны. Тогда же к новой республике присоединили промышленное Левобережье Днестра, до войны являвшееся молдавской автономией в составе Украины.

«Лозунг «Евреев в Днестр, русских за Днестр» был весьма распространенным и социально одобряемым»

В конце 80-х молдавские националисты были одними из самых «отмороженных», лозунг «Евреев в Днестр, русских за Днестр» был весьма распространенным и социально одобряемым.

Неудивительно, что в такой ситуации быстро вспыхнула война между многонациональным русскоязычным Приднестровьем и правобережной Молдавией, которая потребовала называть ее по-русски «Молдовам. Было тогда такое поветрие, причем не только у союзных, но у автономных республик в составе РСФСР – Таллинн с двумя «н», Хальм Чанг вместо Калмыкии, Саха вместо Якутии, Башкортостан вместо Башкирии и Кыргызстан вместо Киргизии плюс хрестоматийное «в Украину». Но со временем в России перестали понимать, зачем коверкать свой родной язык для «аутентичного» наименования народов и географических объектов. Не требуем же мы от эстонцев перестать называть нас Venemaa, от чувашей – не говорить «Вырассем», а от украинцев – писать «росіяни» с двумя «с».

Но вернемся в Молдавию. Войну между берегами Днестра было сложно назвать межнациональным конфликтом – молдаване были с обеих сторон, а депортации русских или украинцев с правобережья не наблюдалось. Приднестровье билось за интернационализм, за СССР, за право оставаться частью единого целого, говорить на том языке, на котором удобно, и писать по-молдавски кириллицей. Кишинев воевал отчасти за независимость, а отчасти за возможность вновь стать частью Румынии. Унионисты всегда были и остаются заметной частью политического ландшафта постсоветской Молдавии.

Генерал Александр Лебедь прекратил эту войну, организовав, согласно популярной версии, мощный артиллерийско-минометный обстрел Кицканского плацдарма и пригрозив, что следующий удар придется по Кишиневу. С тех пор Приднестровская Молдавская Республика де-факто независимое государство, но не признанное ни одним государством – членом ООН, включая Россию. При этом отношения между Тирасполем и Кишиневом гораздо лучше, чем между Грузией и ее бывшими автономиями, Азербайджаном и Карабахом, Украиной и ДНР-ЛНР. Приднестровские спортсмены участвуют в молдавских соревнованиях, студенты из Приднестровья учатся в молдавских вузах, проблем с пересечением границы в обе стороны ни для местных жителей, ни для туристов нет.

Поскольку Приднестровью досталась большая часть промышленных объектов Молдавской ССР, а заметную часть его социальных расходов оплачивает Россия, уровень жизни в ПМР традиционно выше, чем в Молдавии. Независимость не принесла Кишиневу улучшения качества жизни – как и большинству других советских республик, которые прежде были уверены, что остальные «жируют» за их счет.

Неудивительно, что даже через 25 лет после распада СССР большинство опрошенных жителей Молдавии ностальгируют по относительно сытым и мирным советским временам – и это подтверждается социологическими исследованиями. Если бы в ближайшее воскресенье состоялся референдум, то 46,5% респондентов проголосовали бы за возвращение Молдавии в состав Советского Союза. Против выступили бы 27,7% опрошенных, еще 4,2% бойкотировали бы плебисцит. 16,2% респондентов заявили, что не знают, какое решение приняли бы в конечном итоге, а 5,4% вообще отказались отвечать на данный вопрос. Таких респондентов социологи и политтехнологи часто называют «болотом». «Болото» обычно присоединяется к большинству. Таким образом, мало сомнений, что в случае реального плебисцита арифметическое большинство граждан Молдавии проголосовало бы за воссоздание СССР.

Как отмечается в исследовании, проведенном Институтом общественных политик, за те шесть лет, когда у власти в Кишиневе находятся не коммунисты, а так называемые прозападные силы, количество ностальгирующих по СССР не уменьшилось, даже несмотря на естественную убыль тех, кто еще помнит жизнь в едином государстве 15 республик. Отвечая на такой же вопрос в 2009 году, за возвращение Молдавии в состав СССР высказались 48,5% респондентов. Все различия в рамках социологической погрешности.

При этом 62,8% опрошенных уверены, что Молдавия сейчас движется в неверном направлении, и лишь 19% считают, что республика выбрала правильный вектор своего развития, отмечает РИА «Новости».

Кстати, в стране грядет историческое событие. 30 октября впервые за долгие годы граждане Молдавии изберут главу государства не через парламент, а напрямую – в последний раз это произошло в 1996 году, когда победил Петр Лучинский. Несмотря на то, что сейчас фаворитом является глава условно «пророссийской» (реальных или реально влиятельных пророссийских партий в постсоветских республиках нет) силы Игорь Додон, победа у него отнюдь не в кармане. Победить может и очередной политик с лозунгами о «евроинтеграции», скажем, глава партии «Действие и солидарность» Майя Санду, которая, согласно данным социологов, в настоящее время находится на втором месте по популярности.

Но для России не так уж и принципиально, кто победит на этих выборах. Независимость независимостью, но ни одному молдавскому президенту «европейские партнеры» не дадут подписать договор о воссоединении с Приднестровьем по единственному устраивающему Москву сценарию – с сохранением российской военной базы. Всему из себя «пророссийскому» (на момент избрания президентов) коммунисту Владимиру Воронину, например, не позволили. Внутренних ресурсов для экономического роста у Молдавии нет, а независимые инвесторы не стремятся вкладывать в коррумпированную экономику этого небольшого государства. Так что кто бы теперь ни пришел к власти в Молдавии, он вряд ли сумеет сломать тренд на обнищание самого бедного государства Европы.

В английском языке есть такой термин – failed state, то есть государство, которое формально провозглашено, но по сути не состоялось и не имеет перспектив процветания. Безусловным failed state является Украина в ее нынешнем состоянии – это государство не способно обеспечить ни экономическое развитие, ни территориальную целостность, ни законную смену власти.

Молдавия тоже не может достигнуть экономических показателей советского периода. Страну сотрясают постоянные политические скандалы. Помимо уже потерянного Приднестровья, регулярно угрожает сепаратизмом Гагаузия – населенная тюркоязычным меньшинством автономия, заметную поддержку которой оказывают и Турция, и Россия.

Результаты опроса – это лишь дополнительное подтверждение того, что независимая Молдавия не состоялась. Показательно, что, несмотря на активность юнионистов на политическом поле, за Михая Гимпу, выступающего за объединение с Румынией, готовы проголосовать ничтожно мало избирателей. Так уже давно не существующее государство СССР победило пока еще живую Румынию – полноправного члена ЕС и НАТО, уровень жизни в котором невысок в рамках ЕС, но с молдавским его и вовсе некорректно сравнивать.

Источник: vz.ru