Главная / Новости / Как Омск выводят из депрессии

Как Омск выводят из депрессии

  На прошедших в Омске предвыборных дебатах на прямой диалог с оппонентами вышел и. о. губернатора Александр Бурков, проявив нетипичную для региональной власти открытость. Спецкор газеты ВЗГЛЯД посетил областной центр накануне – чтобы понять, насколько экс-депутату Госдумы от «Справедливой России» удалось вникнуть в реалии региона.

– Где посадки? – кричит Александру Буркову гражданский активист Ирина Антонова. – Почему в Дагестане можно, а здесь, в Омске, нельзя?

К посадкам в области и ее столице – если выслушать и Ирину Анатольевну, и всех собравшихся в ДК им. Малунцева, что в Советском округе Омска, – взывает многое. Ливневая канализация на улице Химиков в частности и в городе вообще. Воровство творога в туберкулезном диспансере. Многомиллиардные долги по капремонту жилья – еще со времен СССР. Поликлиника на левом берегу Иртыша – для 80 тыс. омичей: пять лет стройки, более миллиарда рублей затрат, срок сдачи – 2016 год, до сих пор не в строю. 

И. о. губернатора Омской области Александр Бурков, уже побывавший в исполнительной власти (в середине 90-х, вице-премьером в правительстве Свердловской области при Эдуарде Росселе), при случае может вспомнить времена, когда региональным главам подчинялись еще и губернские силовики. Двадцать с лишним лет спустя, летом 2018 года, со сцены ДК Малунцева он объясняет сотням жителей Омска, что специфика выхода из кризиса предполагает, скорее, создание конкурентной среды. Систему преференций для предпринимателей. И в первую очередь – постоянную обратную связь с жителями области.

При этом с обещаниями, характерными для подобных встреч, Александр Леонидович также не спешит.

– Здесь уже наобещали, – обобщает он доставшееся региональное наследие. – За многие и многие годы, десятилетия. Могу точно сказать: поликлиника вступит в строй совсем скоро, уже в этом году. Со всем остальным разбираемся и будем разбираться планомерно, выслушивая людей… И то, что услышали вы, даже не десятая часть этого «всего».

«Не пытайтесь покинуть»

Выходцев с Урала в нынешнем наборе и. о. глав регионов – двое. Бывший парламентарий Александр Бурков и экс-мэр Нижнего Тагила Сергей Носов, уехавший на Колыму – управлять Магаданской областью. Отсюда – аппаратная шутка:

«Буркову достался депрессивный регион, Носову – репрессивный».

В своей части Александр Леонидович с определением не спорит. И дело даже не в многочисленных сетевых мемах вроде «Не пытайтесь покинуть Омск» – известных задолго до назначения Буркова. А в том, что для черного юмора здесь есть вполне реальные поводы.

– У меня в области 64% ненормативных дорог, – указывает и. о. главы Омской области на стопку бумаг. – Это значит полное несоответствие любым нормативам. У меня 12,6 млрд рублей долга по так называемым судебным домам – там, где люди выиграли процессы по капремонтам, обещанным еще с советского времени, а ремонтов так и не дождались. Бюджет Омска – около 15 миллиардов, можете сравнить… Более полутора сотен населенных пунктов у меня сидят без питьевой воды. Мы возим туда воду. Где-то литр питьевой воды обходится людям в рубль. А где-то – в пятнадцать.

– Но точно не скучно, поверьте. Мы – регион с очень высоким потенциалом и очень низкими социальными показателями. Власть здесь была закрыта не только от жителей – но, пожалуй, и от самой себя. От глав муниципальных образований, от мэрий, даже порой от региональных министерств, – констатирует Бурков. – Не было командной работы внутри системы. Сейчас в этом направлении мы более-менее движемся. С самого первого дня. Не фигура речи, кстати…

Скрытые дольщики

Первый день своей работы в Омской области и. о. главы региона называет «полнейшим нонсенсом»:

– Захожу в правительство. На площади народ стоит с плакатами. Вызываю зама, спрашиваю, что происходит. Тот: «А это дольщики». «А вы-то что же здесь, а не там?»

«А они всегда там стоят». Прошу справку, сколько в регионе обманутых дольщиков. Приносят: 69 человек. И домов двадцать. «Как-то не бьется», – говорю.

После этого в реестр были включены не только дольщики, но и пайщики ЖСК. Выяснилось, что обманутых – не семь десятков, а три с половиной тысячи. И домов не двадцать, а тридцать один.

– Первые два месяца не вылезал из темы, – вспоминает Бурков. – Разговаривал с людьми, с застройщиками. Выполнял работу профильного министерства, простите. Вот вам последствия закрытости и отдаленности власти. Ее, если угодно, ментальность. И, соответственно, болезненное восприятие власти народом.

Вы правду людям скажите! Это куда менее драматично, чем уходить от диалога и что-то там все время обещать.

Прошлой осенью, когда Александр Бурков начал знакомиться с регионом, на личный прием в одном из районов к нему записалось девять человек. Закончив – понял, что с реальной, собственной проблемой на прием пришел только один: «Остальные были «правильно заряжены» районной администрацией».

Основной формат общения с людьми Бурков сменил сразу же – полные залы со свободным входом. Редкая неделя – без нескольких встреч с жителями. Встречи – в основном по районам: «там у нас хуже и страшнее всего». Хотя – как сказать, как сказать.

«Здесь дырка, там дырка»

– Этот уже не совсем убитый, – подытоживает Александр Бурков инспекцию омского лицея №143 (3,5 млн рублей на капремонт). – Но износ у школ наших – смотреть больно… Прошлой осенью жена пошла выбирать школу для ребенка, вернулась в шоке. Учителей отличных – масса. Детей талантливых – выше головы! А сами школы – как Мамай прошел. Школы, поликлиники – вы думаете, я в какую-то особую хожу, если что? И это в Омске, не по районам!

В Омской области 64% ненормативных дорог, полное несоответствие нормативам (фото: Юрий Васильев)

В Омской области 64% ненормативных дорог, полное несоответствие нормативам (фото: Юрий Васильев)

Авто мэра Омска Оксаны Фадиной, также участвовавшей в осмотре лицея, осторожно выбирается на улицу Белозерова. Внедорожник для «товарища мэра», объясняет Бурков – не роскошь, а необходимость. Во-первых, с утра был ливень, а ливневки – см. выше; так что ул. Белозерова с окрестностями напоминает, скорее, небольшой пруд. Во-вторых, дороги в областном центре и без дождя не сильно отличаются от 64% совокупного областного ненорматива.

Важная деталь: при всем этом в минувшем году из 7,5 млрд рублей областного дорожного фонда здесь сумели не освоить миллиард. С возвратом денег и санкциями, разумеется.

– Имеется куда более насущный вопрос, – указывает Бурков, явно не желая лишний раз переводить стрелки на предшественников. – Как в районе – любом – строить либо ремонтировать дороги, допустим, на 80 млн рублей в год? Сегодня работаем с колес: здесь латаем дырку, там латаем дырку… А я полагаю, что неплохо бы выстроить систему, для начала спросив мнения людей. По дорогам, по строительству вообще. Где мы сегодня меняем котлы. Где мы завтра меняем котлы. Где занимаемся дорогами сегодня, а где – завтра, послезавтра… И здесь – как мнение народа не учитывать? Значит, надо садиться, собирать общий сход, слушания в районе…

На стол ложится очередная бумага: перспективы по дорогам в одном из отдаленных районов из серии «как везде». Несколько десятков населенных пунктов. В самом маленьком живут 56 человек. В наиболее крупном – около пяти тысяч. Обе точки без дороги. Примерно понятно, куда в первую очередь пойдут деньги, если провести сход. И куда меньше ясности, что же делать с 56 жителями.

– Прежде всего – не обманывать их, – объясняет порядок действий и. о. губернатора. – Не говорить, что мы вам все сделаем в 2016 году, когда на дворе уже 2018-й. Сказать честно: «Сделаем в 2021-м. Вот в планы поставили, по результатам слушаний. Железно». В первую очередь я хочу, чтобы власть была откровенна с народом. Еду по районам – мне задают вопросы: «Нам обещали это, это и это сделать тогда-то» – короче, еще при Леониде Полежаеве (глава Омской области с 1990 по 2012 год – прим. ВЗГЛЯД). Мне, с одной стороны, и ответить-то нечего. С другой – самое страшное: есть 12 населенных пунктов, где давным-давно с людей собрали деньги, построили внутрипоселковые газовые сети…

– А большая труба с газом к ним не пришла.

– Еще круче, – отвечает Бурков. – Ее, трубу эту, просто никто не запланировал в плане газификации региона. Вообще. В этом цинизм. Люди приходят, говорят: «Мы потратили по 150 тыс. рублей с дома три года назад. Вот, сидим, ждем – а газа нет». И областные министерства молчат. Пришлось попрощаться. Не с жителями – с министрами.

Шок для чиновников

По меркам «новой метлы», увольнение трех региональных министров – строительства и ЖКХ, промышленности и транспорта, природы и экологии – не выглядит кадровой революцией.

– Не должно быть такого отношения у того же минстроя, – объясняет Бурков. – Ты что, не знал, что кто-то осваивает народные деньги и строит газовые сети внутри поселков? Во-первых, если не знал – уже профнепригоден. Во-вторых, если проблема вскрылась, почему к людям не едешь и с ними диалог не ведешь? Для многих чиновников это оказалось шоком – далеко не все готовы так много общаться с людьми, публично, массово…

– Так они и не публичные политики. В отличие от…

– Минуточку, – поднимает руку Бурков. – А кто людей будет слушать, я один? Вот те же обманутые дольщики и пайщики ЖСК. Работа по ним ведется с октября. Сколько вопросов было от людей только на вчерашней встрече? Целых пять. Это значит, что новый минстрой недорабатывает, рабочая группа недорабатывает. И профильный вице – тоже недорабатывает. Поэтому вчера после встречи с людьми у меня в 23.00 собрались все, кого это касается. И докладывали, как идут дела. И получали, так скажем, дальнейшие поручения…

От мяса до «Ангары»

В бизнес-инкубаторе Омска собрались местные предприниматели. Одно из предыдущих собраний называлось «Бизнес в Омске не по-омски». Судя по всему, тема отнюдь не исчерпана.

– Отдайте город бизнесу, – призывает Юрий Шиян, основатель сети общепита. Сеть Юрия – из немногих омских предприятий, готовых к выходу за пределы региона; в данном случае – в Екатеринбург. – Отдайте. Снимите барьеры. И будете наблюдать за развитием города из президентского кресла!

– Если больше ничего для счастья не надо, то давайте порассуждаем, – с охотой включается Бурков, начисто проигнорировав тему с мебелью. – Откровенно: нам очень тяжело развивать промышленные предприятия. Большинство из них вертикально интегрированы, поэтому не очень мобильны. И главное – у них своя стратегия развития бизнеса. Дадите дополнительные механизмы для упрощения ведения дел – готовы рассмотреть…

Какие-то механизмы за последний год запустились. К примеру, удалось договориться с «Газпромнефтью», чтобы из Питера в Омск перевели бухгалтерию, кадровиков и айтишников. В активе, таким образом – плюс 800 новых рабочих мест. Много или мало? Омский завод «Полиом», запущенный пять лет назад консорциумом сырьевых гигантов, дал четыре сотни вакансий. Локальный успех предприятия – производство и упаковка миллионной тонны полипропилена – становится поводом для торжества с участием руководства области и города: речи, концерт, автографы на мешках с продукцией.

– Потому что отрицательная миграция у меня – более 10 тысяч за год, – делится очередной цифрой Бурков после того, как на «Полиоме» подписали все полимеры. – А едут от нас, в том числе и потому, что таких современнейших предприятий пока нехватка.

Из Омской области уезжают те, кому от двадцати трех до сорока. Умные, классные, квалифицированные. Мне надо что-то им предложить…

Сказать, что предложить совсем нечего, тоже нельзя. Даже в ближайшей перспективе – полная модернизация Омского НПЗ. На оборонном «Полете» будут собирать тяжелую ракету «Ангара».

– Нам есть что показать и по технологиям, и по знаниям, – говорит Бурков, перечислив еще пару десятков промышленных примеров. – Компетенции наработаны исторически, годами. Есть кадровые проблемы, но есть и кадровый потенциал. А аграрный сектор? По зерну мы вторые в Сибири после Алтая. А всего три свинокомплекса. В советские времена «колбасные электрички» с Урала ехали в Омск за мясом. 950 км, но бешеной собаке – не крюк. Тем более голодной и ради мяса. Его на Урале в советские годы давали, как сейчас помню, два раза в год – на 1 мая и на 7 ноября. Все остальное – по талонам…

– Мы должны заложить основы, которые позволят через пять-десять лет сделать прорывные вещи. Инфраструктурные. Технологические. Образовательные, в конце концов. То, что обеспечит определенный уровень доходов региона, населения – и достойную среду для проживания людей, – объясняет сверхзадачу Бурков.

– То есть на потом. А на сейчас?

– Если доверят – займусь фундаментом всего этого, – говорит Бурков. – И буду очень рад, если удастся обустроить жизнь региона хотя бы на первом этаже.

Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

Источник: vz.ru