Коротко
Главная / Новости / Что означают новые победы Эрдогана

Что означают новые победы Эрдогана

  Турецкий лидер Эрдоган объявил себя триумфатором президентских выборов еще до того, как были подведены их официальные итоги. Теперь его власть никем не ограничена – параллельно победу в парламентской гонке празднует партия Эрдогана, а все надежды оппозиции пошли прахом. Это можно назвать хорошей новостью для России, но ей стоит подготовиться к неприятным сюрпризам.

Согласно предварительным данным, Реджеп Тайип Эрдоган набирает на президентских выборах 53,6% голосов при явке в 88%. Возглавляемая им Партия справедливости и развития несколько меньше – 42,5%, но с учетом ее нахождения в одном «Народном альянсе» с Партией националистического большинства (11,1% голосов) действующая власть будет контролировать 343 депутатских кресла из 600 – абсолютное большинство. В таких условиях союз оппозиции с курдскими партиями, на который надеялись противники турецкого лидера, абсолютно ничего не даст.

Стоит уточнить, что в руках Эрдогана находились все административные рычаги и что он активно использовал их в предвыборной гонке, равно как и режим чрезвычайного положения, установленный в стране после неудавшегося военного переворота 2016 года. Правительство подвергает цензуре онлайн-контент и контролирует почти 90% СМИ, а многие ключевые фигуры оппозиции находятся в тюрьме.

На референдуме 2017 года было решено, что Турция перейдет на президентскую форму правления, что лишит парламент возможности участвовать в политике правительства. Это сделало прошедшие выборы последним шансом оппозиции повлиять на ситуацию в стране. Воспользоваться им она не смогла – Эрдоган вышел победителем и из президентской, и из парламентской кампании. Поражение в последней не устроило бы его в любом случае. В интервью Bloomberg турецкий лидер заявил, что логика президентской системы состоит в том, чтобы иметь сильное парламентское большинство, которое поддерживает главу государства – единственный источник власти.

Теперь Эрдоган возглавляет и государство, и правящую партию. Он будет полностью контролировать деятельность кабинета министров и укрепит свою власть над военными и полицией. Другими словами, станет самым могущественным лидером Турции с момента основания страны Ататюрком в 1923 году. При этом саму Турцию ожидает ослабление остатков системы сдержек и противовесов, что в конечном итоге приведет к усилению авторитаризма внутри страны и дальнейшей эрозии её демократического устройства.

Внешнеполитическая линия Анкары тоже станет жестче. Эрдоган нацелен на дальнейшее усиление роли своей страны в мире и явно не собирается прислушиваться к упрекам Запада, резко усилившимся после «зачистки» политического пространства Турции.

Отношения Анкары с ЕС стагнируют, даже несмотря на заинтересованность турок в либерализации визового режима и углублении экономических связей с Евросоюзом на фоне довольно непростой экономической ситуации в республике. На прошедшем в марте саммите ЕС – Турция стороны лишь обменялись взаимными упреками. Анкара обвинила Брюссель в невыполнении обязательств по контролю над потоками беженцев и невыплате ей обещанных 3 млрд евро, Брюссель Анкару – в обострении отношений с Грецией и Кипром и в самостоятельных операциях в Сирии без учета мнения ЕС и США.

Недавнее заявление президента Франции Эммануэля Макрона о поддержке сирийских курдов и его предложение об установлении диалога между ними и Анкарой продемонстрировали разрыв между политикой ЕС и стратегическими приоритетами Турции. «Позиция Турции относительно группировок «Рабочая партия Курдистана», «Демократический союз», «Силы народной самообороны» хорошо известна. Мы отвергаем предложение о диалоге или каких-либо контактах с этими террористическими элементами», – заявил официальный представитель турецкого президента Ибрагим Калын. Курдский вопрос Анкара отождествляет с безопасностью страны, и на какие-либо компромиссы Эрдоган идти не намерен.

Сложными можно назвать и отношения с Вашингтоном. Анкара обижена на отказ выдать Фетуллаха Гюлена, которого обвиняет в организации той самой попытки переворота. Камнем преткновения остается и американская помощь курдам, однако союзничеством с Анкарой США все-таки дорожат и в июне все-таки поддержали Турцию, согласившись на то, чтобы заставить курдские военные формирования покинуть Манбидж. Это прекрасно вписывается в цели военной операции «Оливковая ветвь», и теперь Турция получит заветную буферную зону на севере Сирии. На этом фоне два истребителя-бомбардировщика F-35 были переданы ВВС Турции, несмотря на все возражения Конгресса, а глава турецкого МИДа Мевлют Чавушоглу подтвердил, что его страна «остается важным союзником США и не примкнет ни к одной силе, которая угрожала бы другим странам НАТО».

В то же время спор по поставкам американских истребителей Турции все же не решен, а вопрос ЗРК С-400 остается крайне конфликтным (и тот же Чавушоглу заявил, что Анкара не намерена отказываться от приобретения российских комплексов). Параллельно турки ввязались в торговую войну с США, введя ответные меры на установленные Вашингтоном импортные пошлины на сталь и алюминий. В целом американо-турецкие отношения вряд ли нормализуются, учитывая непредсказуемость Дональда Трампа, твердость Конгресса и желание Эрдогана демонстрировать независимость от Запада.

Что же касается России, Эрдоган явно рассчитывает на продолжение тесного сотрудничества с Москвой, в том числе по совместным дипломатическим инициативам в Сирии. Однако стоит признать, что многое в этом смысле будет зависеть от состояния американо-турецких отношений – альянс с Москвой для Эрдогана скорее ситуативный. Турция стала «дружить» с Россией, после того как ухудшились ее взаимодействия с Западом, и решила покупать российское вооружение, когда ей отказали в американском. Но ветер может и перемениться, а открытие Трансанатолийского газопровода (TANAP) даст Турции дополнительные рычаги давления на Москву – объединение российского «Турецкого потока» с TANAP грозит России потерей контроля над ценами на сырье.

Анкара неоднократно показывала себя как недостаточно надежного партнера. И стоит появиться каким-нибудь разногласиям, к примеру по поводу политики РФ на Ближнем Востоке, вполне может угрожать Москве отключением от центра перераспределения газа.

С другой стороны, если бы победу на выборах одержал представитель Республиканской народной партии Мухаррем Индже, это привело бы к более дружественным отношениям Анкары с Западом. Чтобы заслужить доверие, новое руководство страны вынуждено было бы занять позицию по восстановлению прочных связей с НАТО и возобновлению мирных переговоров с курдами. Впрочем, Индже также обещал соблюдать достигнутые с Москвой соглашения по С-400 и АЭС «Аккую» и развивать отношения с Россией и приграничными государствами в духе добрососедства.

Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

Источник: vz.ru