Главная / Новости / Большой кремлевский певец

Большой кремлевский певец

Большой кремлевский певец

30 августа умер народный артист СССР, депутат Госдумы Иосиф Кобзон. Он всегда был за власть и всегда поддерживал ее инициативы, однако иногда его действиями руководили куда как более сильные мотивы.

28 сентября 2010 года только что уволенный с поста мэра Москвы Юрий Лужков отправился пообедать. Рядом с ним из всей его свиты и многочисленных на тот момент соратников остался только один человек — Иосиф Кобзон. Изданию «Маркер» он тогда рассказал о своих мотивах: «Мы многолетние друзья, я его советник по культуре, я — почетный гражданин Москвы, поэтому я оказался с ним не случайно».

Само понятие «многолетние друзья» для Иосифа Кобзона значило очень много, именно поэтому он мог поступить против своих правил, которых обычно придерживался.

Иосиф Кобзон всегда был за власть. Долгое время он за нее пел и выступал, с 1973 года с партбилетом в кармане, а с 1989 года пришло время обзавестись и депутатским мандатом. На съезд народных депутатов он избрался в 1989 году по профсоюзной квоте. Там состоял в депутатской группе «Союз» занимавшей предельно консервативные позиции и отстаивавшей единство СССР. Съезд заседал в Кремле, и надо сказать, что петь на этой территории Иосифу Кобзону удавалось гораздо лучше чем заниматься парламентской работой.

Когда настоящей твердой власти не стало, Иосиф Кобзон стал ее искать. В 1993 и 1995 годах Иосиф Кобзон примыкал к неудачливым предвыборным блокам (каждый раз во главе стояли его друзья), потом в 1997 году стал одномандатником от Агинского бурятского автономного округа (с 2008 года вошел в состав Забайкальского края в результате объединения с Читинской областью). В первый раз за Иосифа Кобзона проголосовали 87% жителей, во второй — 91%. Какое-то время Иосиф Кобзон побыл независимым одномандатником.

В 1998 году он стоял в почетном карауле у гроба генерала Льва Рохлина, ставшего в какой-то момент влиятельным оппозиционным лидером.

В 2001 году он подписывал письмо в поддержку телеканала НТВ, в котором говорилось в частности, «Весь мировой опыт — и особенно наш собственный, советский — подтверждает: приучив общество к молчанию, государство быстро входит во вкус. И этот вкус вскоре почувствует каждый — вне зависимости от отношения к бизнесу и политике».

В 2003 году он вернется к «партии власти» — членство в фракции «Единой России» даст ему не только пост председателя думского комитета по культуре, но место в правильном строю. Тем более что там были и Юрий Лужков и Борис Громов, с которыми у него действительно были хорошие отношения.

После 2003 года от «Единой России» он не отходил ни на шаг.

«Ушел из жизни человек с большой буквы, человек государства. Он много сделал для страны, длительный период времени руководил комитетом в Госдуме, всего не перечислишь, человек-эпоха»,— говорит руководитель думской фракции единороссов Сергей Неверов.

Публичная поддержка уволенного Юрия Лужкова стала не единственным примером того, что по каким-то вопросам у Иосифа Кобзона может быть мнение, отличное от руководящего. После думских выборов 2007 года Иосиф Кобзон покинул комитет по культуре, протестуя против назначения на должность главы комитета юриста по образованию Григория Ивлиева. Демарш поддержал тогда режиссер Станислав Говорухин. Они вошли в итоге в комитет по информационной политике, а спикер Госдумы Борис Грызлов тогда объяснял неуступку тем, что «необходимо серьезно улучшать законодательство в вопросах культуры». После выборов 2011 года Иосиф Кобзон вернулся в комитет в должности первого зампреда при Станиславе Говорухине. Юрия Лужкова в партии уже не было, но Иосиф Кобзон не настолько смешивал дружбу и политику.

Его коллега по комитету по культуре, режиссер Владимир Бортко говорит, что в последнее время Иосиф Кобзон плохо чувствовал себя и сам инициатив не предлагал, однако всегда был активен в обсуждениях всех вносимых законопроектов. «Всегда смотрел на все попадавшие в наш кабинет вещи с двух сторон — будет ли польза нашему государству, людям? Вот то, что я видел каждый день»,— вспоминает депутат Бортко.

Иосиф Кобзон поддерживал все законодательные инициативы последних лет и их ему вспоминали каждый раз, когда он отправлялся на лечение за границу или выступал по актуальным вопросам.

Его друзья в ответ вспоминали, что в 2002 году, Иосиф Кобзон одним из первых пошел на переговоры с террористами, захватившими Театральный центр на Дубровке. «Я сказал: «Так, это кто?» — «Абубакар». Он сидел в центре, вокруг автоматчики. Все они были в камуфляже и масках.— Я говорю: «Я думал, вы чеченцы».— Он говорит: «Мы чеченцы».— Я говорю: «Никогда не поверю. Вошел старший человек, а вы сидите».— Он вскочил и говорит: «А вы что, пришли воспитывать нас?» — Я говорю: «Родителей нет, приходится мне воспитывать, что делать»»,— вспоминал артист в интервью радио «Звезда». Та беседа помогла Иосифу Кобзону вывести из центра женщину, троих маленьких детей и пожилого гражданина Великобритании.

Человек, не боявшийся говорить с террористами, и человек, голосовавший за все, что выпустила Дума в последние годы, был одним и тем же Иосифом Кобзоном.

Надо сказать, что с санкциями Иосиф Кобзон познакомился гораздо раньше своих коллег по фракции. В 1994 году ему аннулировали многократную визу в США. В 2012 году, когда отказывали в последний раз, формулировка звучали так: «иностранец, которому не положена виза из-за уголовной и связанной с ней деятельности и как лицо, тайно занимающееся (или занимавшееся) оборотом запрещенных наркотических или химических веществ». А также «угроза национальной безопасности и подобные опасения в отношении соискателя на въезд с целью занятий им любой другой нелегальной деятельностью». Это только часть тех слухов и обвинений в связях с преступным миром, которые предъявлялись Иосифу Кобзону.

Гораздо больше он страдал за политику. В 2003 году Иосифу Кобзону запретили въезд в Латвию. Министр внутренних дел Марис Гулбис решил, что он является «угрозой государственной безопасности и общественному порядку». Через год запрет сняли. С февраля 2015 года Иосиф Кобзон включен в санкционные списки Евросоюза, что принесло ему много личных проблем: он не смог выезжать за границу на лечение. В сентябре того же года МИД Италии все же выдал депутату визу на год.

Последние санкции были связаны с тем, что Иосиф Кобзон активно поддерживал самопровозглашенные ДНР и ЛНР. Он сам родился в Донецкой (тогда еще называвшейся Сталинской) области Украинской ССР и в интервью «Московскому комсомольцу» говорил: «Донбасс — моя родина многострадальная, я от нее никогда не откажусь». Он даже получил гражданство ДНР. В «Единой России» его за это наказывать не стали, хотя двойное гражданство там не приветствуют. «Он считал Донбасс территорией, на которой он родился, родиной. Ему говорили — там валят твои портреты. А он отвечал «Все равно я часть Донбасса. Это не свалишь». Это и есть Кобзон»,— вспоминает Владимир Бортко.

Источник: kommersant.ru